ЭКАУНТОЛОГИЯ
Сайт, посвященный истории бухгалтерского учета и его неминуемому превращению в компьютерный учет
ЧаВо
Меню сайта

Войти

Категория

Случайная картинка

Умная мысль
Следует сразу предупредить любителей уклоняться от уплаты налогов: государство своим гражданам может простить много грехов, кроме неуплаты налогов.
С.А. Стуков

Старинный термин
ВЫПРОДАТЬ – распродать товар без остатка.

Последняя картинка

Социальные сети

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни

Приветствую Вас, Гость 17.02.2019, 14:34

Личка:

Главная » FAQ


   Об этом написано на главной странице сайта. Но если совсем коротко и по-приятельски, это наука о принципах учета, а поскольку в настоящее время учет осуществляется в компьютерных базах данных, экаунтология – наука о принципах компьютерного учета.
Каждой научной дисциплине, если она считает себя за таковую, требуются принципы. Когда я занялся разработкой учетных принципов и пришел к кое-каким результатам, пришлось дать им название, чтобы не путать принципы компьютерного учета с принципами бухгалтерского учета. Потому что бухгалтерский учет и компьютерный учет – не родные братья, а дальние и недолюбливающие друг друга родственники. Бухгалтерский учет изобретался для регистрации информации на бумажных носителях, его принципы для компьютерного учета категорически не подходят. Тем более что за века существования бухгалтерский учет изрядно выродился и довел свои принципы до полного кретинизма. Принцип начисления и принцип осмотрительности – это принципы учета, по-вашему? Да полноте! Человек с незамутненным сознанием не поймет, как методология бухгалтерского учета трактует названные термины, и не в силу их великой сложности, а в силу их исключительной глупости. Если начать с утверждения, что земля покоится на трех китах, можно дойти до чрезвычайно сложных построений – к примеру, рассуждать об отличиях внутреннего устройства китов-атлантов от обыкновенных морских китов, – но будут ли подобные рассуждения плодотворны для науки? Наука занимается постижением окружающего мира, а не мифологических существ или надуманных категорий вроде бухгалтерского принципа начисления.
Не могу сказать, что сама экаунтология элементарна: практика показывает, что ознакомившиеся с ней бухгалтеры, в том числе знающие, не понимают ее логики. Тут я ничего не могу поделать. Утешаюсь мыслью, что сам-то я данную логику понимаю и применяю, в частности комментируя нормативную базу бухгалтерского учета. Строго говоря, в экаунтологии нет ничего особенно сложного: она не сложнее традиционной бухгалтерской методологии, хотя намного шире нее.
Шире – это мягко сказано. Пытаясь сформулировать универсальные принципы учета, мне пришлось поднять философские и экономические вопросы, но лишь потому, что учет оказался лежащим на стыке названных дисциплин. Как, в самом деле, можно что-то учитывать, не понимая, что именно требуется учитывать? От непонимания онтологического устройства мира – всякие замысловатые объекты бухгалтерского учета вроде нематериальных активов, доходов с расходами или стоимостных разниц. Возникает необходимость в философском разделе экаунтологии. Или как можно правильно учитывать хозяйственную деятельность, если сама хозяйственная деятельность устроена неправильно, ведется с извращениями? Очевидно, что правильный учет возможен лишь при правильном устройстве своего предмета: нужно первоначально реформировать хозяйственную деятельность, а потом уже организовывать ее учет. Отсюда – третий раздел экаунтологии, экономический.
Самое скверное, что мне пока не удалось сформулировать экаунтологию идеально. Первые попытки вообще оказались провальными, лишь последняя – «Экаунтология: компьютерный учет вместо бухгалтерского» (2012) – окончилась относительно приемлемым результатом. Надеюсь, жизнь не откажет в завершении моего самого оригинального труда, тем более что мысли и желание соорудить из имеющегося нечто более общепонятное имеются.  
Такова она, моя экаунтология – наука для умов, которые не удовлетворены действующей бухгалтерской методологией, осознают ее страшную оторванность от современной компьютерной жизни и желают уяснить для себя немаловажный вопрос: как все-таки надо учитывать?


Счет бухгалтерского учета – это название объекта. Например, у вас имеется стул, который нужно учитывать. Вы, не будучи бухгалтером, скажете просто: я учитываю стул. Бухгалтер же скажет: стул учитывается на счете стульев, или – стул учитывается на одноименном счете бухгалтерского учета.  
Чтобы счетов бухгалтерского учета не оказалось слишком много, их приходится объединять. Например, счет стульев можно объединить со счетами диванов, столов и табуреток в общий счет мебели. Тогда счета стульев, диванов, столов и табуреток превратятся в субсчета, как говорят в бухгалтерии, синтетического счета мебели. Теперь для определения стула придется сказать: стул учитывается на счете мебели, субсчете стульев.
Если названных характеристик стула окажется недостаточно, можно добавить так называемые аналитические признаки, к примеру, марку стула, материал, из которого он произведен, изготовителя, цвет, и т.п. Тогда будем говорить: стул учитывается на счете мебели, субсчете стульев, и обладает такой-то аналитикой.
К счастью, выдумывать названия и иерархию счетов бухгалтеру не нужно: она приведена в готовом виде в Плане счетов. Другое дело, что названия счетов в этом Плане совершенно безумные, поэтому новичку приходится прикладывать массу усилий, чтобы понять, что именно имеется в виду под тем или иным названием счета.

О счетах бухгалтерского учета читайте здесь

Об этом говорилось и в Манифесте, и в информационном сообщении о новой серии постов: Учетное Мироздание – разработанная на основе экаунтологии и снабженная специальным интерфейсом база данных. Назначение – универсальное учетное (при этом не бухгалтерское) средство в Интернет-среде.
Зачем оно нужно?
А вы представьте себе, как вы приходите в магазин, делаете покупку, а по возвращении домой обнаруживаете в своей учетной базе данных означенную покупку, которую магазин любезно, вместе с передачей реального, существующего в физическом мире товара, прислал на ваш адрес.
Зачем оно нужно?
Если так будут поступать все магазины, то в вашей базе данных скопятся сведения обо всех сделанных вами покупках, начиная с вашего рождения. Если вы станете прореживать базу данных от выбывших объектов – тех, которые или выбросили за ненадобностью и изношенностью, или употребили в пищу, если это еда, – и в свою очередь пересылать сведения о переданных кому-то объектах в базы данных получателей, как раз и образуется Учетное Мироздание как единая и всеобъемлющая база обо всех вещах, используемых людьми в производстве и потреблении.
Зачем оно нужно?
Чтобы информация о вещах, которыми вы обладаете, всегда была под рукой, ведь объект, обозначающий купленный вами в магазине товар, – не просто информационная единица, а единица, позволяющая отследить вложенность и вещественность объекта: из каких составных частей он состоит, и из каких веществ состоит каждая его элементарная часть. Теоретически, данные положения можно распространить на все объекты Учетного мироздания, поскольку любой человек вправе знать все о результатах деятельности человечества: пусть он не вправе и не имеет физической возможности обладать каждой вещью, но получить при желании или необходимости информацию о ней – имеет несомненное право. Глобальная информационная система, зеркально отображающая окружающий нас хозяйственный мир, – вот что такое Учетное Мироздание. 
Зачем оно нужно?
Ну, если вам ничего не нужно, можете спокойно заниматься привычными делами: ходить на службу, копить деньги на банковском счете и мечтать о поездке на дорогущий курорт. Но если вы претендуете на звание мыслящего существа, то должны понимать, что человеческая цивилизация находится в постоянном развитии, и в настоящий момент вектор этого развития направлен в сторону сетевых и вычислительных информационных технологий, причем цивилизация развивается не сама по себе, а усилиями отдельных людей, прикладывающих к тому немалые усилия. Можете оставаться в стороне, в качестве безучастного потребителя цивилизаторских благ, а можете – конечно, я обращаюсь к мыслящим существам, а не иным представителям многообразного рода человеческого, – лично поучаствовать в данном процессе.
Вам в сторону Учетного Мироздания, мыслящее существо – туда, где информация зеркально отобразит реальность, так что в конце концов окажется существующей наравне с реальностью, а может быть, в чем-то и превосходящей ее.



 
   Сначала я писал название дисциплины с двумя «к», согласно английскому account. Потом  труднопроизносимое двойное «к» мне настолько осточертело, что я решил писать с одним «к»: экаунтология. В конце концов, не все ли равно, как дисциплина называется – главное, каковы ее перспективы. 
 

Учетное Мироздание – не бухгалтерская программа, а экаунтологическая.
Чем первое отличается от второго? Многим. Ниже, в обоснование методологической новизны Учетного Мироздания, приводятся пункты технического задания. Комментарии выполнены специально для настоящего поста.
1. Определение вложенности (составных частей) и вещественности (веществ) объектов. Например, механизм может состоять из нескольких узлов, которые в свою очередь состоят из множества комплектующих, которые сделаны из различных сплавов.
Ни одна из бухгалтерских программ не позволяет определять вложенность и вещественность объектов системным образом. Скажете, позволяет? Нет, разумеется.
Вы покупаете механизм – допустим, принтер, – но можете судить о его изготовителе только по этикетке либо прилагаемой технической документации, то есть несистемным образом. А почему не по учетным данным? Принтер изготовлен на заводах, в которых несомненно ведется учет, то же можно сказать о каждой из составивших принтер запчастей. Так отчего недоступны сведения обо всех деталях, из которых изготовлен принтер, а также обо всех материалах, из которых изготовлены детали? Также о заводе-изготовителе, станках, на которых принтер был изготовлен, и рабочих, трудившихся в момент его изготовления на этих станках? Ерунда какая-то: учет ведется, то есть все необходимые данные фиксируются, а проследить их по информационной системе невозможно.
Это оттого, что информационная система не глобальная и работает некорректно – задачей Учетного Мироздание является исправление подобных недостатков.
2. Корректная работа со временем: регистрация объектов любыми датами, в т.ч. будущими.
Корректную учетную программу нельзя организовать на базе бухгалтерской методологии: та неисправимо ошибочна, в частности при трактовке обязательств. Для бухгалтерской  методологии обязательство – специфический текущий объект. Для экаунтологии обязательство – объект, зарегистрированный будущей датой по приходу или расходу: например, деньги, которые ожидаются к поступлению через месяц, или товар, который должен быть передан покупателю через два дня.
Я даже не стану объяснять, почему первое неправильно, а второе правильно. Спрошу лишь, если по расчетам с разными дебиторами и кредиторами числится кредиторка на энную сумму, может ли по одной этой цифре уважаемый традиционный бухгалтер сказать, должен субъект заплатить энную сумму в деньгах или же передать кредитору какую-либо вещь на энную сумму? Нет, не может? В таком случае до свидания, дальнейшие обсуждения прекращаются.
Методология, которая в своем нездоровом пристрастии к денежной оценке дошла до того, что не способна отличить деньги от вещи, не имеет права на существование.
3. Отказ от двойной записи, характерной для бухгалтерской методологии. Дебет и кредит бухгалтерской методологии заменены изначальными и интуитивно понятными приходом и расходом объектов.
Начинала двойная запись остроумно и весело, а вот закончит плохо – не потому, что в ней нет рационального зерна, а потому что за время своего многовекового триумфального существования она обросла таким количеством паразитических наростов, что они просто не могут не погубить ее. Дебет и кредит – самые большие и безобразные из таких наростов.
Вы можете представить, чтобы какой-нибудь не-бухгалтер вел учет, к примеру домашнего хозяйства, при помощи дебета и кредита? Я не могу. Представить же, что не-бухгалтер ведет учет домашнего хозяйства при помощи прихода и расхода, могу легко. Вещь поступила в хозяйство, потом из него выбыла – чего тут непонятного?!
4. Корректная работа с отчетами: принципиальный отказ от готовых (предлагаемых пользователю) отчетных форм, с возможностью получать обороты и сальдо по любой аналитике.
Существование при компьютерном способе обработки информации закостенелых отчетных форм – это вообще нонсенс.
Совершенно очевидно: данные можно сгруппировать таким образом, а можно таким. Каким хочется, таким и группируй, причем каждую из группировок можно описать алгоритмически. Но нет – от субъектов учета требуют составления главной отчетной формы, а чтобы, не дай Бог, субъект не ошибся или намеренно не ввел надзирающие органы в заблуждение, в качестве расшифровки  главной отчетной формы составляются расшифровывающие отчетные формы помельче, и так до полного одурения.
А не проще предоставить надзирающим органам доступ в учетные базы данных, чтобы органы проверяли хозяйственную деятельность своих поднадзорных, как в голову взбредет? А контролируемых, естественно, освободить от составления глупой и никому не нужной отчетности.
5. Отказ от обязательной оценки объектов, характерной для бухгалтерской методологии.
Отчеты могут формироваться по любой числовой характеристике (стоимостной или натуральный учет) либо по числу объектов (пообъектный учет). При этом объекты не нужно в обязательном порядке оценивать – это процедура, характерная для бухгалтерской и излишняя для компьютерной методологии.
Стоимость объекта в ее бухгалтерском смысле есть отношение между объектом и номиналом денег, уплачиваемых за этот объект при торговом обмене. Бухгалтерская методология, в силу своего возраста, этого заурядного факта не разумеет: он в ее престарелую голову никак не укладывается.
6. Ориентация на сетевое использование (в Интернете). Пользователи задают собственные характеристики учитываемым объектам, но благодаря единой методологии и уникальности каждого зарегистрированного объекта могут «передавать» объекты друг другу.
Учетное Мироздание – глобальная информационная система, это предполагается по умолчанию.
Как это возможно, если субъектов огромное число и каждый из них ставит перед собой собственные учетные задачи? Нельзя придумать такую программу, которая удовлетворила бы каждого из пользователей, которые и сами не знают, что и как они захотят учитывать завтра и послезавтра? 
Универсальную программу придумать нельзя, но можно предоставить право каждому из субъектов вести учет по собственному разумению – в соответствии с его, учета, всеобщими и естественными правилами. Учитывай что хочешь, пожалуйста – каждый учтенный тобой объект окажется в системе уникальным, – но при этом, если существуешь в рамках природы, следуй сформулированным экаунтологией природным законам учета. 
От этих природных законов учета, выраженных в единой учетной методологии, никуда не деться, действительно.
Таким образом, объекты уникальны, а методология едина.
7. Структура баз данных, позволяющая (при совместной работе пользователей) обходиться ограниченным числом полей для регистрации объектов по неограниченному числу свойств.
Поскольку каждый из субъектов Учетного Мироздания ведет произвольный учет вещей, нельзя предложить субъекту готовый набор характеризующих учитываемые вещи признаков, но одновременно не получится предложить и бесконечный.
Выход найден в предоставлении для характеристик объектов ограниченного числа полей. Каждый субъект сам выбирает, какими признаками характеризовать объект, но поскольку система глобальная, и объекты передаются от одного субъекта к другому, каждый из новых получателей объекта может установить ее прежние свойства – те, которыми характеризовали полученную вещь ее прежние владельцы.
В итоге Учетное Мироздание обретает должную свободу.

Нигде больше не встречал понятия нулевого объекта, только в своей экаунтологии. Между тем это понятие позволяет – ни больше ни меньше – представить механизм образования мироздания, при этом изучение нулевого объекта не составляет  особых сложностей.
Понятие нулевого объекта целиком обусловливается понятием объекта, а что такое объект? Это нечто: все равно что, но непременно что-то. У человека имеются органы чувств, также способность к мышлению, но как бы человек ни воспринимал окружающую его действительность – увидел, потрогал, услышал, обонял, попробовал на вкус или попросту помыслил о ней, – человек всегда воспринимает нечто, что принято называть объектом. Таким образом, объективность – это способ восприятия человеком окружающей обстановки. Немыслим акт восприятия, не связанный с каким-то объектом – этого нельзя даже представить, не говоря о том, чтобы исполнить на практике.
Так как человек существует своими восприятиями, то существует он посреди объектов, составляя вместе с ними единое мироздание. Однако объективность – понятие вовсе не инертное к другим понятиям: из него вытекает множество любопытных и далеко заводящих выводов.
Если объект – это нечто, выхваченное из окружающей действительности посредством чьего-либо восприятия, тогда обязательно существует что-то большее по размеру, из чего это нечто, то есть воспринятый объект, выхвачено. Когда вы разглядываете в лесу одно из деревьев – какую-нибудь особо пушистую елочку, – обязательно должен существовать остальной лес, хотя в данный момент вы наблюдаете единственное дерево. Точно так же, разглядывая ветку на дереве, вы самим своим актом восприятия утверждаете существование других веток, в настоящий момент вами не воспринимаемых. Во всеохватном восприятии всего существующего нет никакого смысла, это невозможно чисто технически, так как отрицает сам акт восприятия. Если и не акт восприятия, то существование субъектов точно отрицает: нельзя вообразить субъектов, одновременно воспринимающих все существующее – в таком случае это были бы идентичные, с абсолютно одинаковым восприятием субъекты. Вы воспринимали бы мир в точности так, как тетя Маша, и дядя Володя, и племянник Сережа, и не только воспринимали органами чувств, но и мыслили точно так же, поскольку мышление есть один из способов восприятия действительности – в результате люди оказались бы ничем друг от друга не отличающимися существами. В этом случае в понятии субъекта не было бы онтологической необходимости. Мироздание существовало бы, возможно, – да только в таком мироздании отсутствовали бы вы, внимательный мой читатель, вместе со своими об этом мире представлениями.
Однако каждый из нас воспринимает мир по-своему – по-своему или только часть окружающей действительности, не суть важно, – поэтому понятие объективности (как и субъективности) в нашем бытии присутствует. Просто мир так устроен, ничего с этим не поделаешь.
Любой объект – часть какого-то большего объекта (или нескольких меньших, если объекты не разделяются на части, а объединяются в нечто большее). Я говорю о разделении или объединении, потому что человеческое восприятие именно тем и занимается, что разделяет или объединяет объекты. Когда вы, гуляя по лесу, останавливаете взгляд на пушистой елочке, то выделяете ее из окружающего ельника, тем самым разделяете обступивший вас лес на составные части. Для этого не нужно выкапывать елочку с корнем и уносить домой, достаточно бросить на нее беглый взгляд и – о чудо! – происходит разделение целого объекта на составные части. Причем восприятие обладает способность не только разделять объекты, но и соединять. Видя перед собой несколько молодых деревьев, вы восторженно восклицаете: «Да на этой поляне целый лес вырос!». В этом случае вы воспринимаете все увиденные деревья целиком, в качестве леса, тем самым занимаетесь объединением более мелких объектов в один крупный.
Объективность приводит нас к пониманию того, что объекты существуют не сами по себе, а в неразрывной связи с предшествующими им. Невозможно что-то разделять или соединять в новый объект, если предшествующий объект отсутствует: у каждого, каждого, каждого объекта мироздания имелся свой предшественник, из которого новый объект был некогда образован. И тут возникает интереснейший вопрос, а какого предшественника имел самый первый объект в мироздании? Очевидно же: если каждый объект имеет предыдущий, то предыдущего обязан был иметь и самый первый по порядку объект мироздания, а как первый объект может иметь предшественника, если данный объект первый по определению? Либо мироздание не имеет ни конца, ни начала, а тянется без толку и цели из бесконечности в бесконечность.  
Нулевой объект позволяет разрешить указанное противоречие. Он и есть тот самый искомый нами объект, предшествовавший первому в мироздании (собственно, не только в мироздании, но и в любой другой информационной системе). Нулевого объекта никогда ранее в мироздании не было, тем не менее первому зарегистрированному объекту он все равно предшествует. Но конечно, при отсутствии регистрации и в сравнении с остальными зарегистрированными в системе объектами, нулевой объект обладает значительными особенностями.
Регистрация в информационной системе, о которой я сейчас упомянул, это, с обыденной точки зрения, восприятие действительности. Вы воспринимаете окружающие вас объекты посредством органов чувств и мышления, а если рассматривать объекты вне зависимости от ваших восприятий, относительно мироздания как информационной системы, то объекты регистрируются. Акт восприятия идентичен акту регистрации: зарегистрировать объект относительно субъекта означает, что субъект воспринимает данный объект. Терминология могла быть иной, но суть дела от этого не поменялась бы.
Не будучи зарегистрированным в системе, нулевой объект не может обладать свойствами, присущими другим объектам. Глядя на лесную красавицу, вы восхищаетесь тем, какая она зеленая, пушистая, стройная, мохнатенькая и т.п. Все перечисленное – свойства елочки, которые вы воспринимаете посредством органов чувств и мышления, то есть посредством регистрации елочки в информационной системе мироздания. А если бы елочка не была зарегистрирована, ее свойства оказались бы не воспринятыми: вам нечего было бы воспринимать. Нулевой объект в информационной системе мироздания не регистрируется, поэтому вы не способны его воспринять, то есть воспринять его свойства, поскольку человеческое восприятие вещи осуществляется посредством восприятия его свойств. Нельзя воспринять объект как таковой: органами чувств воспринимаются лишь свойства объекта, а через них сам объект.
Нулевой объект не обладает свойствами, и о нем буквально ничего нельзя сказать, кроме того что он существует. Нулевой объект никакой: не красный и не зеленый, не холодный и не горячий, не сладкий и не горький, не громкий и не тихий, – короче говоря, неопределенный. Но поскольку все прочие составляющие мироздание объекты возникают именно из нулевого объекта, можно утверждать, что нулевой объект безразмерный. То есть о его размерах мы ничего сказать не можем и никогда не сможем, но известно доподлинно: поскольку наше мироздание, возникнув из нулевого объекта, является его составной частью, нулевой объект больше нашего мироздания.
Итак, нулевой объект можно охарактеризовать как неопределенный (с отсутствующими свойствами) и безразмерный (что бы мы в нашем мироздании ни вообразили, объекты нашего воображения будут заведомо меньше нулевого объекта). Не верите? А вам не кажется, что размеры и свойства объекта, скажем, регистрируемого в бухгалтерской программе (объекта бухгалтерского учета), всегда будут соответственно меньше и беднее свойств объектов, составляющих окружающий мир, наше с вами мироздание? Ведь информационные системы возможно вкладывать в друг друга: есть грандиозная и неохватная для нас система мироздания, а есть крохотная и вполне себе изучаемая бухгалтерская база данных, в которую вы помещаете записи по служебной необходимости.
Третьей известной характеристикой нулевого объекта будет его непознаваемость – говоря языком философии, трансцендентность. Люди существуют в своем мироздании – своей информационной среде, за пределы которой им не выбраться. Поэтому рассуждать о том, что находится за пределами их информационной системы, люди не имеют права: данная категория является для них трансцендентной.
Представьте, что объект учета, зарегистрированный в вашей бухгалтерской программе, удивительным образом приобрел интеллект – положим, вовсе не удивительным, а благодаря тому, что вы зарегистрировали его таким образом (посредством какого-нибудь хитрого гаджета), что объект приобрел возможность рассуждать на отвлеченные темы окружающей действительности. Много ли такой «думающий» объект сможет понять исходя из доступных ему восприятий?
Вот наш «думающий» объект воспринимает, что вы регистрируете в бухгалтерской базе данных другие объекты и приступает к логическому анализу. «Ага! – размышляет этот склонный к философствованиям объект. – Оказывается, я не одинок. Гляди-ка, в мире, помимо меня, существуют другие объекты, такие разные, регистрируемые по дебету или кредиту. И что характерно, один объект всегда регистрируется по дебету, а второй по кредиту». И так далее.
Способен ли наш «думающий» объект сделать верные выводы о том, что находится за границами его информационной системы, в частности о вас, расположившемся в мягком кресле и оттуда со смехом следящим за его рассуждениями? Только в той мере, в какой регистрируемые в бухгалтерской программе объекты соответствуют реалиям нашего с вами мироздания. Наверное, посредством анализа доступных ему закономерностей «думающий» объект смог бы сделать некоторые выводы, даже верные, но лишь в той степени, в которой ему будет позволено вами как создателем его информационной системы. Ведь при желании вы всегда сможете изменить правила игры: добавлять объекты, ранее неизвестные, или добавлять объекты по ранее запрещенным правилам и т.п. Нашему «думающему» объекту предначертано философствовать  лишь в той степени, в которой ему дозволено программными средствами – инсталлированными вами, вовсе не им!
Отсюда вытекает четвертое свойство нулевого объекта – его нахождение извне информационной системы, началом которой нулевой объект послужил. Наше с вами мироздание, для «думающего» объекта учета грандиозное и непознаваемое, находится извне его информационной системы, но точно так же мы заключены в свою информационную среду – мироздание, – за пределы которой нам не выбраться. Кто-то в этот момент, сидя в мягком кресле, возможно, насмехается над нашими с вами интеллектуальными усилиями осмыслить окружающее и прикидывает, а не изменить ли ему условия нашего существования, для придания нового импульса интеллектуальным усилиям «подопытных кроликов». Этот кто-то – Создатель, разумеется: тот великий и непознаваемый, кто зарегистрировал первый объект в нашем поначалу элементарном мироздании, а потом и все последующие объекты, либо, в качестве варианта, установил законы, по которым объекты стали в дальнейшем разделяться и объединяться, чтобы со временем стать бесчисленными. 
Можно возразить, что Создатель нашего мироздания в свою очередь обитает в своей информационной системе, которую, согласно представленной мной логике, тоже в свою очередь кто-то спроектировал и создал, какой-нибудь Создатель Создателя, и так далее. Чем, спрашивается, подобное лучше тянущегося в бесконечности мироздания? По сути, ничем.
Спокойствие: у экаунтологии имеется ответ и на этот провокационный вопрос.
При создании нами «думающего» объекта бухгалтерского учета мы использовали – в состоянии были использовать – лишь законы, присущие нашему мирозданию. Мы теоретически не могли создать в искусственной информационной системе ничего такого, что не было бы присуще нашему мирозданию. Вместе с тем мы не были обязаны, да и при всем желании не могли вместить в искусственную информационную систему – бухгалтерскую программу – все законы нашего мироздания. Следовательно, производная система всегда беднее на идеи системы прародительской. В окружающем нашего Создателя «прародительском» мироздании – том самом, представляющем для нас нулевой объект, – могут действовать совершенно иные законы, в том числе законы логики, которые по причине их трансцендентности мы не постигнем. Как знать, а вдруг «прародительское» мироздание вполне себе ограничено по размерам и не требует для своего обоснования никакого нулевого объекта, который безусловно требуется для обоснования существования нашего «дочернего» мироздания?!
Как видите, понятие нулевого объекта приводит к весьма неординарным выводам, затрагивающим в частности и распространенную у физиков теорию большого взрыва. Никогда не мог понять: если материя образовалась в результате большого взрыва, что, собственно, взорвалось-то? Да ничего не взрывалось, первый объект был внесен из нулевого объекта, извне: Создатель всего-навсего зарегистрировал в дотоле пустой базе данных нашего мироздания первый материальный объект. Зарегистрированный первым объект начал делиться – не исключено, что посредством взрыва, как то предполагают наши всеведущие физики, – образуя все новые и новые материальные объекты, со временем ставшие бесчисленными, по крайней мере кажущиеся нам бесчисленными.
Такой концепции сотворения мира придерживается экаунтология.

А какие операции возможны в стандартной бухгалтерской программе? Ах, вы затрудняетесь!.. Правильно, потому что стандартные бухгалтерские программы пользуются стандартной бухгалтерской методологией, которая никаких типов операций не подразумевает. В зависимости от конкретного софта, встречаются разного вида шаблоны и другой подобный сервис, но это, что называется, из другой оперы. В теории бухгалтерского учета в качестве типов операций рассматриваются так называемые модификации и пермутации. Я даже не стану объяснять, что это такое: кто знает, тому известно, а остальным не нужно и знать – все это математическая отрыжка двойной бухгалтерии, не имеющая к окружающей нас действительности никакого отношения. Оглянитесь вокруг, укажите пальцем на хотя бы одну модификацию или пермутацию, и я признаю свою неправоту.
А что тогда есть в окружающей нас действительности? Есть вещи, учитываемые в информационной экаунтологической системе в качестве объектов: из них, названных вещей-объектов, состоит наше материальное мироздание.
Мироздание состоит из вещей, именно поэтому, желая создать отображающую реальность информационную систему, мы учитываем вещи. Не правда ли, данное логическое умозаключение трудно оспорить?
 
 
 
Так какие операции происходят в окружающей нас действительности с вещами-объектами? Тут не нужно ничего придумывать, нужно лишь оглянуться вокруг и присмотреться.
Что же мы увидим?
1. Во-первых, вещь может возникнуть в информационной системе: то, что бухгалтеры называют – поступить. Согласно экаунтологических воззрений, никакого поступления вещи в информационную систему нет, а есть ее отделение от нулевого объекта, в информационной системе не зарегистрированного. Но не будем привередничать: пользователям Учетного Мироздания, если таковые когда-нибудь появятся, не интересно рассуждать об отделении «поступившего» объекта от нулевого – достаточно знать, что объект просто поступил. Пускай поступление объекта будет первым типом операций в Учетном Мироздании.
Чтобы различать типы операций обозначим их графическими значками: поступление объекта в информационную систему (т.е. его регистрацию в информационной системе) – следующим значком:
 
 
 
Вообще-то, поступление объекта – вовсе не плюс, а скорее минус, поскольку регистрируемый объект отделяется от нулевого объекта, но мы же рассматриваем не теоретические вопросы, а учетный софт, предназначенный для того, чтобы на нем работали пользователи. А пользователям, как уже говорилось, никакого нулевого объекта не нужно – этот теоретический вопрос остается за кадром, как для обывателя, щелкающего электрическим выключателем в своей комнате, остается за кадром устройство турбины гидроэлектростанции.
2. Во-вторых, от вещи можно отщипнуть кусочек – другими словами, разделить вещь надвое или на большее число частей. На сколько частей, роли не играет – теоретические обоснования те же, что при разделении вещи на две части.
Формула разделение такова: от целой вещи отделяют ее часть, в результате чего остается… оставшаяся часть, разумеется. Для обозначения данного типа операции как нельзя лучше подходит значок минуса.
 
 
 
Если по-прежнему непонятно, поясняю:
 
 
 
Вы же не станете отрицать, что любую вещь реальности можно разделить пополам? Ах, элементарные объекты? О том, что они собой представляют, можете прочитать в экаунтологических постах, но это опять-таки голая теория, я же веду сейчас речь об окружающей нас действительности, в которой сыскать элементарный (то есть неразложимый на части) объект можно лишь в учебниках по физике и нигде больше.
Так что, любую вещь можно разрезать пополам? Если да, разделение в качестве второго типа операции принимается.
3. Вещь можно не только разрезать на половины, но и совместить в одну – объединить.
Очевидно, что для графического обозначения объединения должен быть использован плюсик.
 
 
 
Все наглядно, по-моему, но на всякий случай:
 
 
 
Теперь вам понятно, как образуются составные вещи (т.е. состоящие из более мелких частей)? Объединением более мелких частей в более крупную.
Чтобы собрать письменный стол, за которым я в настоящий момент сижу, потребовалось к крышке стола прикрутить четыре ножки, еще приделать полки, которые в свою очередь состоят из нескольких досок. В итоге получился полезный составной объект: письменный стол.
4. Видоизменения, которые происходят с зарегистрированными вещами-объектами, - это не только разделение или объединение, но и изменение свойств без какого бы то ни было разделения или объединения.
Вспомните второе правило экаунтологии: объект обозначается ключом и характеризуется признаками. Признаки объекта – его значащие характеристики, свойства – могут измениться: например, объект был желтого цвета, а стал зеленого, при этом он не объединялся с другим объектом и не разделялся на части. Данное видоизменение составляет четвертый тип операций, возможных в Учетном Мироздании: изменение свойств объекта.
Обозначим изменение свойств стрелочкой:
 
 
 
Все ясно, но опять расшифровываю:
 
 
 
5. Наконец, пятый тип операции: выбытие объекта – противоположность его поступлению.
Объект может быть зарегистрирован в информационной системе – он поступает, – однако аналогичным образом он может и выбыть из информационной системы.
Поступление объекта обозначено плюсом в круге, обозначим же выбытие объекта минусом в круге.
 
 

С точки зрения экаунтологии не только поступления, но и никакого выбытия объекта, конечно же, нет, а есть объединение ранее зарегистрированного объекта с нулевым. Но поскольку в предназначенном для рядовых пользователей Учетном Мироздании понятие нулевого объекта не употребляется, приходится прибегать к условностям, обозначая выделение объекта из нулевого плюсом в круге (поступление объекта), а объединение объекта с нулевым – минусом в круге (выбытие объекта).
Собственно, и объединение с разделением – не более чем условности. Согласно экаунтологических воззрений, акт регистрации объекта един: разделение и объединение различаются лишь тем, что в первом случае регистрируемое новое меньше прежнего, как говорят экаунтологи, места регистрации (т.е. новый объект меньше прежнего), а во втором случае – регистрируемое новое больше прежнего места регистрации (новый объект больше прежнего объекта). А при изменении свойств новый объект равен прежнему, как можно догадаться.
Но это теория, излишняя в Учетном Мироздании. Тут важней, чтобы пользователю было понятно, какую операцию с вещью-объектом он собирается совершить. Одну из тех, которые возможны в окружающей действительности: сложить объекты, разделить объекты, изменить свойства объекта – это применительно к уже зарегистрированным объектам, – ну и основополагающее: зарегистрировать объект в информационной системе (на бухгалтерском языке, зарегистрировать по приходу) или удалить объект из информационной системы (зарегистрировать по расходу).
Попробуйте придумать другое – не получится же!

 
Дебет – это приход учитываемой вещи, а кредит – расход.
Вещи не просто учитываются, а учитываются в движении: по приходу или расходу. Поступила вещь на предприятие – это приход (дебет), выбыла – расход (кредит). Приход за минусом расхода (дебет за минусом кредита) показывают, сколькими вещами располагает предприятие в данный момент.
К сожалению, помимо вещей, в бухгалтерии учитываются объекты другого рода, для которых в силу их методологической специфики дебет и кредит как бы поменяны местами. Эти объекты – кредиторские обязательства и капитал.

В какой другой философской системе приход и расход – базовые понятия?! Только в экаунтологии. Правда, они понятия хотя базовые, но не аксиоматические. Аксиоматическим в экаунтологии является понятие объекта, а все прочие понятия, в том числе прихода и расхода, из него выводятся.
Что такое объект? Результат дифференциации или интеграции. Не существует объекта, взявшегося ниоткуда, а существует объект, являющийся результатом либо разделения предыдущего объекта на части либо объединения нескольких предыдущих объектов в один бóльший. Предыдущий объект, в единственном или множественном числе, всегда имеется, хотя бы нулевой, в информационной системе не регистрируемый. Получается, что объект не просто регистрируется, а регистрируется обязательно по приходу. А впоследствии его вынужденно придется регистрировать по расходу – в случае если объект разделится на более мелкие части либо сольется в качестве части с более крупным объектом: нужно же будет указать, откуда появившиеся объекты взялись?! Таким образом, объекты всегда регистрируются по фазам существования: приходу или расходу.
Обратите внимание, что прихода и расхода у одного объекта может быть несколько. Каким образом? Таким, что разделять один объект на мелкие части возможно бесчисленное число раз. Физики полагают, будто вещи можно разделять вплоть до элементарных частиц – тех, из которых, словно из детских кубиков, сконструировано наше мироздание. Экаунтология считает иначе: вложенность объекта определяется не тем, из скольких более мелких объектов состоит исследуемый объект, а напротив, возможность разделить объект на определенное количество частей определяет его вложенность. Логика противоположна физической. В физическом смысле вещь состоит из ранее разделенных, но теперь сомкнутых воедино частей, на которые возможно рассыпать объект. Когда объект был ранее разделен и сомкнут, возражений у экаунтологии не находится, однако с ее точки зрения разделить можно и такой объект, который никогда ранее не разделялся. Почему нет? Если первый  - самый первый! – объект мироздания образовался в результате дифференциации из нулевого, он не мог быть ранее разделен на части, затем вновь собран. Выходит, что первый объект был элементарным, тем не менее начал интенсивно делиться, в результате чего, по истечении многих актов дифференциации, образовалось мироздание в том многообразном виде, в каком оно нам известно и неизвестно. Точно так же, как разделять на части, объекты возможно собирать воедино, то есть прибавлять к одному объекту множество мелких «кусочков», что равносильно многократной регистрации объекта по приходу.
Поэтому я и говорю: приход с расходом категории не менее объективные, чем аксиоматическая категория объекта. Нельзя зарегистрировать (воспринять, произнести, помыслить) объект вне фазы его существования, то есть не по приходу, который проявляет себя в том, что при этом обязательно затрагивается другой объект по противоположной фазе своего существования – расходу. Отсюда следует закон сохранения материи, гласящий: ничто не возникает ниоткуда и не исчезает бесследно. Первый объект возникает из нулевого и исчезает (может исчезнуть) во втором, и т.д. А почему? Экаунтология дает исчерпывающий ответ: потому что приход одного объекта и расход другого объекта онтологически взаимосвязаны. Нельзя зарегистрировать (воспринять, произнести, помыслить) объект без того чтобы не изъять этот объект из другого.
Странно, но в голову не приходит ни одной философской системы, построенной на понятиях прихода и расхода. Не могу поверить, что за двадцать пять веков существования философии среди представителей этой науки не нашлось ни одного бухгалтера.

В прошлый раз мы обсудили, какие типы операций встречаются в Учетном Мироздании – переключимся теперь на объекты.
Очевидно, что типы объектов зависят от типов операций – я имею в виду, составной объект или не составной:
·   если объект в своем предыдущем существовании объединялся с другим объектом, он, понятное дело, составной;
·   при отсутствии предыдущего объединения объект не составной. Вслед за физикой экаунтология называет не составные объекты элементарными.
Но имеется соображение, заставляющее добавить в нашу простейшую, предназначенную для Учетного Мироздания таксономию еще один критерий, а именно однородность объекта.
Объединение объединению рознь, ведь существует объединение механическое, а существует – химическое. На теоретических основания этого останавливаться не буду, основания разработаны в соответствующей главе экаунтологии (хотя довольно поверхностно, замечу в скобках), объясню лишь принципиальное отличие первого от второго.
При механическом объединении объектов всегда остается возможность их разъединить, причем разделение будет осуществлено по той же материальной границе, по которой объекты некогда объединялись. Так в окружающей нас действительности. Если на болт накрутить гайку, получим объединившийся объект – можем назвать его крепежом, но дело тут не в названии, само собой разумеется, а в том, что полученный крепеж всегда можно раскрутить обратно, получив в итоге, в результате обратной операции, первоначальные болт с гайкой.
Конечно, можно взять ножовку и разрезать крепеж поперек, так чтобы линия разреза прошла и по болту, и по гайке, но данная операция будет аналогична механическому разделению каждой из частей составного объекта – крепежа, то есть аналогична операции, когда крепеж разъединяют, разрезают надвое болт с гайкой (по отдельности), а затем соединяют полученные половины в половину крепежа числом две штуки. Данная операция в Учетном Мироздании запрещена для упрощения алгоритмизации. В Учетном Мироздании нельзя совершать операцию с составной частью объекта, но вполне возможно отделить составную часть от объекта, сделав ее на какое-то время самостоятельным объектом, и выполнить с полученным объектом любую допустимую операцию.
Если что-то не понятно, повторяю: при механическом объединении составной объект можно разъединить лишь на его первоначальные части – те, из которых он был некогда собран.
Но! - помимо механического, существует еще химическое объединение объектов. Окружающая действительность дает тому наглядные подтверждения. Действительно, объединить объекты можно не только путем сборки деталей в единый механизм, но и путем смешивания жидкостей, причем впоследствии жидкость способна застыть и превратиться во вполне себе твердый объект, по внешнему виду неотличимый от элементарного. Вы способны по внешнему виду металлической болванки разобраться, из чистого металла она отлита или из сплава?
Сплав в данной ситуации свидетельствует о том, что химически объединенный объект можно разделить двумя способами:
·   во-первых, можно разделить его химически, возвратившись к первоначальному состоянию. Не знаю, как подобный процесс химического разложения на элементарные составляющие именуется в химии, но принцип подобного разложения ясен;
·   но кроме того, химически объединенный объект можно разделить механическим способом – взять ту же ножовку и разрезать болванку надвое, – при этом состав объекта (то, что экаунтология называет вещественностью) не изменится. Это второй способ преобразования химически объединенного объекта.
Химически объединенные объекты обладают взаимоисключающими признаками:
1) с одной стороны, они почти как элементарные: не имеют границы между составными частями;  
2) с другой стороны, они не имеют границы между составными частями, но сами-то составные части имеют, потому никак не элементарные! Такие объекты могут быть успешно разложены на составные части, хотя и без сохранения первоначальных материальных очертаний (границ) данных составных частей.
Подразделим объекты, по факту их химического объединения, на однородные и неоднородные:
однородные объекты – объекты, состоящие из одного вещества (возникшие не в результате химического объединения объектов или отделения от подобных объектов);
неоднородные объекты – объекты, состоящие из нескольких веществ (возникшие в результате химического объединения объектов или отделения от подобных объектов).
Скомбинировав критерии «составной характер - однородность», получим объекты трех типов:
1. Элементарный однородный объект (не имеющий механических составных частей и состоящий из единого вещества).
Обозначим такие объекты в Учетном Мироздании как:
 
 
 
2. Элементарный неоднородный объект (не имеющий механических составных частей, но состоящий из нескольких веществ).
 
        
 
3. Составной объект (имеющий механические составные части).
 
        
 
Для составного объекта вещественность не определяется, т.к. она определяется для каждой его составной части по отдельности.
Как говорилось, типы объектов определяются типами операций, которые с этими объектами были выполнены (с указанием их механического или химического характера).
Типы объектов в Учетном Мироздании не только (для пущей наглядности) обозначены графически, но и (ради упрощения алгоритмизации) заложены в структуру баз данных. Что, впрочем, ни в какой мере не касается пользователей Учетного Мироздания, для которых перечисленные операции и типы объектов лишь копируют окружающую нас действительность, не добавляя к ней ничего нового. Например, в карьере добывается руда (поступление объекта). Затем руда посредством некоторых манипуляций разделяется на шлаки (разделение объекта), выбрасываемые на свалку, и металл, поступающий в дальнейшую переработку. Металл можно сплавить с другим металлом, получив сплав (химическое объединение объекта), затем разрезать на части (разделение объекта), которые механическим образом соединить в деталь (механическое объединение объекта). В дальнейшем из разных деталей можно собрать механизм (механическое объединение объекта). Собранный механизм (составной объект) будет состоять из деталей, которые в свою очередь будут иметь составные части, каждая из которых в конечном счете представляет собой сплав (неоднородный элементарный объект) либо чистый металл (однородный элементарный объект).
Изобрести какие-либо другие операции с окружающими нас объектами или новые типы объектов невозможно, потому что они отсутствуют в природе.

Если принять главный постулат экаунтологии о мироздании как информационной системе, многие заурядные на обывательский взгляд понятия окажутся весьма и весьма непривычными. Например, понятие силы.
Что такое сила с точки зрения физики? Откроем кладезь знаний современного человека «Википедию» и прочитаем: сила — векторная физическая величина, являющаяся мерой интенсивности воздействия на данное тело других тел, а также полей… Хорошо, мера интенсивного воздействия. Одни тела воздействуют на другие тела, но по какой причине и с помощью чего? Откуда сила взялась и что собой представляет, то есть какова ее физическая природа? Я в физике слабо разбираюсь, но мне кажется, что на подобное можно воздействовать только подобным: если между вещами, представляющими собой материальные объекты, возникает воздействие, то данное воздействие также должно иметь материальную природу, иначе никакого воздействия не образуется. На консервную банку можно воздействовать только консервным ножом, а если попытаться воздействовать на нее лаской и уговорами, обеда не дождешься. Но если сила – нечто материальное, откуда тогда берется воздействие между самой силой и вещью, на который сила воздействует? Проплутав в трех соснах до вечера, вновь сталкиваемся с философской проблемой, с которой начинали экскурсию.
Давайте разбираться.  
Если вещи – лишь записи, суть некие информационные элементы глобальной мирозданческой базы данных, как утверждает экаунтология, а сила к подобным информационным элементам не относится, что она собой может представлять? Некую характеристику основных информационных элементов – объектов? Только не одно из присущих объектам свойств, конечно: мы же не воспринимаем действующую физическую силу наподобие того, как воспринимаем цвет вещи, или издаваемые вещью звуки, или запахи?! Нет, к свойствам объектов мироздания сила точно не относится. А к чему относится?
Вот я держу в ладони мячик. С точки зрения экаунтологии, мячик есть информационный элемент, обладающий некоторыми характеристиками. Нас из многочисленных присущих мячику характеристик будет интересовать единственная: местоположение. Итак, я держу в руках мячик, обладающий неким определенным пространственным местоположением. И тут разжимаю пальцы. Мои пальцы – тоже информационный элемент, обладающий собственными характеристиками. Но в данном случае характеристики моих пальцев не имеют значения, значение имеет последовательность регистрируемых в мироздании вещей: сначала был зарегистрирован мячик, зажатый в моей ладони, а затем были зарегистрированы разжатые пальцы. Дальнейшее понятно. Вследствие того, что я разжимаю пальцы, мячик падает на пол, тем самым изменяет одну из своих характеристик – пространственное положение. С точки зрения физики, мячик упал на пол из-за земного притяжения, то есть из-за того, что планета Земля оказала на мячик силовое воздействие. А с точки зрения экаунтологии, никакой таинственной силы в природе не существует – существует действующая в качестве законов мироздания последовательность записей. После регистрации одних вещей в обязательном порядке производится регистрация других (или свойства других вещей определенным образом изменяются, что в любом случае требует регистрации). Если я разжимаю пальцы, мячику полагается падать и он падает – так устроено Создателем, ничего не поделаешь. Человек не может контролировать информационную базу мироздания, точно так как нарисованному им человечку – скажем, мультипликационному персонажу, пусть мыслящему и страдающему, – не по силам контролировать свои действия. Кто-то иной, действующий извне, придает его действиям логику и очарование.
Если в научной лаборатории принято кормить кроликов ровно в девять утра, возможно, невинным подопытным ушастым зверькам представляется, что лоток со свежей зеленью, каждое утро волшебным образом появляющийся в клетке, составляет непреложный закон природы. Горько разочаровывать милых зверьков, но своевременно возникающий лоток вовсе не закон природы, имманентно присущий сытному, но короткому кроличьему существованию, а кем-то – если конкретно, начальником лаборатории, бородатым дядькой в замызганном белом халате, – установленное правило. И совершенно не факт, что этот малопривлекательный дядька действует в интересах кроликов, то есть некоторым образом он, наверное, и действует, но при этом преследует все-таки свои, непостижимые для миниатюрных кроличьих мозгов цели.
Признавая и прямо называя человечество подопытным искусственным сообществом, приходится признать, что законы природы, проявляющиеся в воздействующих друг на друга вещах, предназначены для чего-то высшего, трансцендентного, а для существ иного информационного бытия, способных это трансцендентное постигнуть – я имею в виду Создателя нашего мироздания, – нечто вполне конкретное. Имей Создатель иные цели, в мироздании были бы установлены иные законы природы, и все прекрасно работало бы, будьте уверены. Мячик не падал бы из разжатых пальцев на пол, а весело устремлялся ввысь и исчезал за облаками, а физики убедительно рассуждали, что между материальными телами – нате, полюбуйтесь сами, если не верите. – действуют силы взаимного отталкивания. А почему сами физики не устремляются за облака? Мало ли… допустим, силы взаимного отталкивания действуют только между шарообразными телами, а физики еще не настолько шарообразны, чтобы силы их отталкивания с землей хватило для свободного воспарения над поверхностью.
Все-таки тела взаимно притягиваются, а не отталкиваются. Не с целью ли воздействовать друг на друга, ведь воздействовать друг на друга логично поблизости, а не в отдалении? Получается, что законы природы установлены таким образом, чтобы вещи могли друг на друга воздействовать.

Выше был декларирован отказ от двойной записи, характерной для бухгалтерской методологии. Здесь следует понимать, что Учетное Мироздание отказывается от двойной записи в ее бухгалтерском виде, но не от закона сохранения материи, который безусловно действует в мироздании и был, под названием двойной записи, искажен бухгалтерией до полной неузнаваемости.
О теоретическом обосновании закона сохранения материи вы могли прочитать в экаунтологических постах, сейчас же рассмотрим практическое применение данного закона.
Каждый объект в информационной системе обладает фазами существования: приходом и расходом:
· приход означает поступление объекта – его регистрацию в информационной системе;
· расход означает выбытие объекта – регистрацию его последующего (после прихода) исключения из  информационной системы.
Это бухгалтерам как раз понятно. Также понятно, хотя не в полной мере – с этого момента у теории бухгалтерского учета наступает и начинает прогрессировать размягчение мозга, – что поступление одного объекта ведет к выбытию другого. Какие там дебет и кредит, какой еще капитал?! Если, к примеру, разделить одну вещь надвое, целая вещь исчезнет? Исчезнет, а на ее месте образуются две половины. Точно так же при объединении вещей на месте двух прежних вещей образуется одна новая. Не стану вновь пережевывать причины данного феномена, кроющиеся в самом понятии объектности, но закон сохранения материи сводится к названным элементарным примерам: одни объекты (объект) выбывают, другие объекты (объект) возникают взамен.
Связь между исчезающими и возникающими объектами в бухгалтерском учете называется бухгалтерской проводкой, а в экаунтологии – операцией. Таким образом, операция связывает выбывшие объекты с поступающими. Можно возразить, что при изменении свойств объекта никакого выбытия и поступления объекта не происходит, так как объект единственный. Какое там поступление-выбытие, когда вещь только цвет поменяла, к примеру?!  Но тут все зависит от принятого способа кодировки. В Учетном Мироздании используется так называемый нерациональный способ кодировки объектов, при котором считается: любое видоизменение объекта приводит к выбытию объекта с прежними свойствами и поступлению объекта с новыми свойствами, – так что выбывающий и поступающий объекты все-таки имеются.
Операции связывают объекты по приходу и расходу, устанавливая информационные отношения между ними: в этом смысле разделившиеся объекты связаны со своим общим «предком», аналогичным образом со своими «предками» связан объект, образованный объединением из двух предыдущих. Получается что-то вроде бытийной, выражающей материальную преемственность цепочки, уходящей в прошлое.



Это принципиальная схема, а конкретные варианты, зависящие от типа операции и числа участвующих в операции объектов, таковы.
1. При поступлении объект регистрируется по приходу, в то время как объект, регистрируемый по расходу, отсутствует.


Отсутствие здесь выбывающего объекта связано с отсутствием в Учетном Мироздании нулевого объекта: будь он на месте, операция поступления отсутствовала бы, превратившись в операцию разделения (вычленение из нулевого объекта первого).  
2. При изменении свойств объект с прежними свойствами регистрируется по расходу, а объект с новыми свойствами – по приходу.


3. При разделении прежний объект регистрируется по расходу, а два новых объекта – по приходу.


4. При объединении объектов два прежних объекта регистрируются по расходу, а новый объект – по приходу.


5. При выбытии объект регистрируется по расходу, в то время как объект, регистрируемый по приходу, отсутствует.


Отсутствие объекта по приходу связано, как и в случае поступления объекта, с отсутствием в Учетном Мироздании нулевого объекта.
Межобъектные связи, имитирующие окружающую нас действительность, позволяют отслеживать в Учетном Мироздании вложенность и вещественность – все произошедшие с объектом видоизменения, составляющие его «историю». Для этого необходимо проследовать по цепочке превращений объекта, посредством установления связей: объект по приходу – операция – объект по расходу данной операции – приход этого объекта – операция…. и т.д.


Если объект имеет составные части или вещества, исследовать необходимо «историю» каждого из названных элементов, естественно.



 
Проводка – это бухгалтерская запись, неизменно по дебету одного и кредиту другого счета. Почему так? На это имеются три причины.
Первая причина – закон сохранения материи. Если вещь перенести с одного склада в другой, то фиксируется выбытие вещи с первого склада и ее поступление на второй. Сделать так, чтобы на обоих складах был зафиксирован или приход, или расход вещи, никак не удастся.
Вторая причина – торговля. Хозяйственная деятельность, обслуживанием которой занимается бухгалтерия, состоит в торговле: предприятие отдает одну вещь, а взамен нее получает другую. Торговать таким образом, чтобы только получать вещи, или только отдавать вещи, невозможно. Поэтому та вещь, которая поступает на предприятие, регистрируется по дебету, а та, которая отдается – по кредиту.
Конечно, возможно найти или потерять вещь, но на этот случай имеется третья причина, по которой дебет соседствует с кредитом. Но эта причина не имеет отношения к реальному хозяйству.
Вот вещь поступила или выбыла без всякой компенсации. Казалось бы, следует зафиксировать ее приход (дебет) или расход (кредит), но в бухгалтерии все равно дебет фиксируется совместно с кредитом. На место отсутствующего кредита или дебета подставляется счет капитала. В данном случае бухгалтеры поступают в точности так, как поступил астроном, рассчитавший по звездам день своей смерти. Когда предсказанный день подходил к концу, а смертью и не пахло, совестливый ученый, чтобы его предсказание сбылось, попросту повесился.
Странная бухгалтерия дисциплина, не правда ли?

Одно из правил экаунтологии гласит: объект обозначается идентификатором и характеризуется признаками. Объекты – это вещи мироздания, те строительные кирпичики, из которых мироздание построено. Каждый из объектов в информационной системе мироздания каким-то образом обозначается, или идентифицируется – так, чтобы можно было сказать: это один объект, а это второй. Однако используемый в мироздании способ идентификации остается для человека непостижимым: нельзя взглянуть со стороны на информационную систему мироздания, в которой пребываешь. Лишь то, что воспринимается органами человеческих чувств – свойства окружающих человека вещей, их признаки – людям понятны, о них мы сегодня и поговорим. Доступные нам ощущения: зрение, обоняние, осязание, слух и вкус, – определяют не только внешний в отношении человека окружающий мир, но и самого человека как объект окружающего мира. Материальный объект, неодушевленный ли, одушевленный ли, можно увидеть, обонять, осязать, услышать или попробовать на вкус – другого способа восприятия мироздания человеку не дано. Таким образом, что в информационной системе мироздания объект обозначается идентификатором, для человека трансцендентным – как это сделано, неизвестно, однако всегда можно сказать: это один объект, а это другой, – и характеризуется ощущениями, при помощи которых объект может быть воспринят.
Воспринят кем? Живым существом, разумеется.
Живое существо – иначе говоря, субъект. Субъект – понятие, производное от объекта, но важно в данном случае другое: то, что ощущения относятся не только к объектам, но и субъектам, то есть одни ощущения характеризуют объекты, а другие субъекты. В это сложно поверить, однако простейший анализ собственных ощущений – а они у всех людей вроде бы одинаковы – приводит к такому выводу.
Чтобы не путаться в комбинациях ощущений, представим человека чувствительно упрощенного, сведенного до двух органов восприятия: зрения и осязания. Это, наряду со слухом, основные органы чувств, которыми человек пользуется, поэтому в таком упрощении не будет ничего надуманного и слишком противоестественного: просто человек временно в уши затычки, а что до обоняния и вкуса, так эти органы для человека не главные, а очевидно вспомогательные, в сравнении с соответствующими органами других представителей животного мира практически не развитые.
Итак, наш экспериментальный человек воспринимает мир посредством зрения и осязания. Не кажется ли вам, что эти органы чувств воспринимают нечто различное – не в том смысле, что воспринимают по-разному, как и полагается разным признакам, а в том, что названные признаки характеризуют нечто различное, не совпадающее?
Рассмотрим зрение и осязание по отдельности.
Что характеризует зрение? Объекты, разумеется – правильно, объекты. В зрительном мире нет места субъективности, хотя люди ошибочно полагают, будто объективность и субъективность всегда слиты воедино. Вовсе не слиты: попробуйте, ориентируясь исключительно на зрение и не привлекая в помощь мышление, взглянуть на окружающий мир и разобраться – я имею в виду, зрительно ощутить, – что является объектом, а что субъектом. У вас не получится.
Передо мной находится зрительная картинка: экран ноутбука и руки, набирающие текст на клавиатуре. Я знаю, что это мои руки, и в обыденном понимании могу ими управлять, однако как определить принадлежность рук какому-либо субъекту зрительно? Я знаю, что это мои руки – но это мышление, а что касается зрения, для зрения экран ноутбука идентичен человеческим рукам: все это объекты. Получается, что при помощи зрения человек не в силах разделить окружающий мир на объекты и субъекты: если бы единственным присущим человеку чувством было зрение, у человека не оказалось бы фактической возможности отделить свое тело от окружающей обстановки!
Теперь обратимся к осязанию. Что воспринимается осязательно – вы уверены, что объекты? Ничего подобного: посредством осязания воспринимаются исключительно субъекты! Если увидеть можно лишь нечто внешнее в отношении человека, то осязать можно исключительно внутреннее: что бы вы ни потрогали, вы ощутите лишь собственное тело, а вовсе не внешний в отношении тела объект. Вы вовсе не потому способны потрогать что-то собственным телом, что рецепторы осязания расположены на теле: осязание характеризует субъекта, поэтому все, что бы вы ни осязали, словно по волшебству оказывается вашим телом. Не берусь судить, что чувствуют урожденные слепцы, но если экаунтология права, для слепцов (конечно, если слепцы ориентируются на доступные им ощущения, не привлекая в помощь мышление) весь огромный окружающий мир должен воплощаться в субъекте.
Это застарелая философская проблема: субъект воспринимает объект или объект воспринимается субъектом, – сводящаяся к тому, что первичней. Если субъект воспринимает объект, тогда ни о каком первичном объекте речи не идет: все мироздание оказывается порождением единственной точки – разума того субъекта, который посчастливилось обладать воспринимающим «я». Это идеализм, переходящий в солипсизм. Второе не лучше: в этом случае мироздание приобретает мерзко-материальные черты, в которых не находится места уже субъекту. Это вульгарный материализм.
Экаунтология решает проблему оригинально, по-своему: по ее мнению, одни органы человеческих чувств характеризуют объекты, тогда как другие субъекты. Утверждения, что субъект воспринимает объект или объект воспринимается субъектом, неверны оба, так как в одних случаях ощущениями характеризуется внешние в отношении человека объекты, в других случаях – непосредственно человек в качестве субъекта. Когда я вижу собственную руку и одновременно осязаю пальцами компьютерную клавиатуру, это, собственно, два разных, не относящихся друг к другу способа восприятия, и лишь их совмещенность в отношении меня, то есть в одной определяющей меня в мироздании записи, позволяет, не без помощи мышления, совместить имеющиеся разнородные восприятия в единую объект-субъектную «материальную» картинку.
Сказанное – не просто идея, а идея, основанная на наблюдениях за собственными ощущениями, элементарный по простоте эксперимент, к которому может прибегнуть любой желающий. В результате эксперимента выяснится, что признаками субъекта являются осязание и вкус, тогда как признаками объекта – зрение, слух и обоняние.
Органы чувств играют в человеческой жизни неравнозначные роли, от главенствующих подобно зрению до вспомогательных подобно обонянию, что объясняется длительной эволюцией. Ведь сотворенность человека извне, Создателем нашего мироздания, не отрицает эволюционных возможностей. На ранних этапах существования человеческих особей необходимость в обонянии присутствовала, но впоследствии условия существования изменились, и данный орган чувств сохранился в качестве вспомогательного.
В соответствии с постулатами экаунтологии: объекты и субъекты обозначаются идентификаторами и характеризуются признаками, причем каждый своими.
В отношении объектов все ясно, а вот в отношении субъектов – далеко не все. Субъект – понятие, производное от понятия объекта, обозначать идентификаторами его необходимо, иначе субъекта в информационную систему никак не ввести, а вот характеризовать признаками совершенно не обязательно, можно было обойтись без этого. Мироздание прекрасно существовало бы, если бы осязание и вкус характеризовали не субъекты, а объекты: человек по-прежнему чувствовал бы, но – уже не собственное тело, а внешний в отношении «я» мир.
Что изменилось бы, будь мироздание устроено описанным способом? Только одно: человек лишился бы собственного тела, перестал быть активным деятелем мироздания, а стал его пассивным созерцателем. Вследствие чего, спрашивается, человек способен преобразовывать окружающий мир? Вследствие обладания телом, принадлежащим этому преобразуемому миру. Не обладай человек телом, не представляй собой обычный материальный объект среди прочих, он мигом превратился в этакого бесплотного духа, способного воспринимать мироздание и мыслить о нем, но никак не участвовать в нем и преобразовывать его. А чувствующей плотью люди обладают за счет того, что субъект – их человеческое «я» – характеризуется осязанием и обонянием, осязанием в первую очередь. Все это – взгляд с информационной точки зрения, при рассмотрении мироздания в качестве глобальной информационной системы.
Если мироздание могло быть сотворено одним способом, но почему-то сотворено иным способом, наверное, Создателю нашего мироздания это зачем-то понадобилось – сделать человека активным деятелем. Тут кроется ответ на вопрос о целях человеческого существования: мироздание сотворено таким образом, чтобы его преобразовывали, орудием преобразования выбран человек, а направления требуемого преобразования человеку необходимо искать там же, где ответы на остальные вопросы – в самом мироустройстве. Это единственная, хотя весьма умозрительная возможность постичь собственное предназначение. Ничего иного человечеству не остается.

Не будучи привязан к правилам экаунтологии, интерфейс может быть разным, тем не менее он предназначен для выполнения определенных и вполне конкретных функций, следовательно, если выбор и имеется, то не безграничный. Возможно, читателю будет интересно проследить за ходом моей мысли при конструировании интерфейса.
Прежде всего требовалось определить режимы программы, то есть основные окна с различным интерфейсом. Я рассуждал следующим образом, в обратном порядке:
  • подобно любой учетной программе, в т.ч. бухгалтерской, Учетное Мироздание предназначено для получения выходной информации, т.е. генерирования отчетов. Значит, окошко отчетов – непременный элемент интерфейса;
  • также в обязательном порядке в Учетном Мироздании должно присутствовать окно операций – аналог журнала бухгалтерских проводок в бухгалтерских программах. Как говорилось выше, операции Учетного Мироздания заменяют бухгалтерские проводки, хотя строятся согласно не бухгалтерским, а экаунтологическим принципам: не – дебет одного счета, кредит другого, а – расход одних объектов, приход других объектов. Оба подхода основываются на законе сохранения материи, однако выражают разные практические подходы, поэтому и реализуемые в них формулы сильно отличаются друг от друга.
С двумя окнами проблем не было, но как быть с первым – начальным? Я чувствовал, что названных выше режимов недостаточно: требовалось что-то основополагающее – первое окошко, зайдя в которое пользователь ощутил бы себя как дома (или как на собственном предприятии, или на собственном складе, в зависимости от того, какие вещи необходимо учитывать). В конце концов снизошло озарение: начальный режим должен представлять собой перечень (склад) объектов, тем самым имитировать обыденную человеческую жизнь среди вещей, при которой есть пользователь, а есть окружающие его вещи, и подвергаемые собственно учету. Поскольку, согласно второму правилу экаунтологии, объект обозначается ключом и характеризуется признаками, в первом окне – режиме «Объекты» – объекты должны присутствовать в виде как непосредственно объектов, так и совокупности их признаков-характеристик. Стандартный способ подобного представления – таблица, в которой одна строка символизирует один объект, но по некоторым причинам мной был выбран и второй способ представления объектов, тоже достаточно традиционный – в виде иконок. Для отображения характеристик объектов, представленных в виде оконок, я использовал специальную многофункциональную (расположенную слева) панель из двух колонок: чтобы в первой колонке показывались свойства текущего объекта, а во второй колонке – значения по соответствующим свойствам.  
Объяснять интерфейс словами не очень удобно, поэтому вам лучше посмотреть, каким он получился в конечном итоге – всего лишь в моем воображении, так как на сегодняшний день Учетное Мироздание в программном коде еще не воплощено.
Вот так, по моей мысли, должен выглядеть интерфейс в режиме «Объекты» (объекты представлены иконками):



А вот интерфейс Учетного Мироздания в режиме «Операции»:



И наконец, режим «Отчеты»:



Все это – более чем картинки сомнительного качества, сводящиеся к простейшей интерфейсной схеме:



Если что здесь и представляет интерес, так это логика работы и структура базы данных Учетного Мироздания.

 
Обязательства – это будущие вещи. Есть текущие вещи, которые регистрируются немедленно по поступлении или выбытии. К примеру, экспедитор привез товар, бухгалтер регистрирует текущее поступление товара. А есть вещи будущие, связанные с торговлей в кредит или предварительной оплатой. Предприятие получило товар, а деньги пообещало перечислить через месяц, или предприятие оплатило товар, но товар еще не получило, получит на следующей неделе. Приход (дебет) и расход (кредит) вещи в таких случаях все равно имеются, но одна вещь в данной проводке текущая, а вторая будущая. Будущая вещь и есть обязательство: дебиторское – в случае если нам кто-то должен, и кредиторское – в случае если мы кому-то должны.
Можно сказать, что дебиторское обязательство – это будущий приход вещи (вещь ожидается к поступлению), а кредиторское обязательство – будущий расход вещи (вещь ожидается к выбытию). Отсюда понятно, почему кредиторские обязательства существуют по кредиту: сначала регистрируется предполагаемое выбытие вещи, а затем, когда вещь выбывает в действительности, данное предположение аннулируется.
 
Подробнее об обязательствах читайте здесь.

Поговорим еще о понятии силы.
Вещи взаимодействуют между собой силовым образом, в результате чего, в обыденном понимании, получают возможность менять свойства. С точки же зрения экаунтологии, сила определяется последовательностью записей в информационной системе мироздания, поэтому силовые взаимодействия между вещами – лишь некая закономерность, которую удается отследить благодаря изменению свойств вещей. Вы толкаете мячик, и тот перекатывается по столу, а если бы мячик не толкнули, он остался бы на столе в неподвижном состоянии. Последовательность регистрируемых вещей здесь очевидна, но любопытней другое.
Мироздание как-то так устроено, что одни вещи при взаимодействии остаются практически неизменными, тогда как другие заметно, подчас кардинально изменяются. Когда вследствие вылета на встречную полосу сталкиваются два равноценных легковых автомобиля, их повреждения обычно сопоставимы, но при аналогичном печальном происшествии с легковым и большегрузным автомобилями, повреждения отличаются: понятно, что легковушка сминается вдребезги, а повреждения самосвала не столь катастрофичны. Если же легковой автомобиль столкнется с капитальной бетонной стеной, повреждения бетонной стены окажутся едва заметными.
К чему эти тривиальные житейские истории? К тому, что одни вещи, вступая во взаимодействие – оказываясь в определенной последовательности записей – выходят из нее практически неизменными, тогда как другие сильно изменившимися. Причем, в зависимости от ситуации, вещи могут как изменять другие вещи, так и изменяться под их воздействием: сегодня легковушка врезалась в штакетник и легко отбросила его в сторону, а завтра с той же легкостью самосвал подомнет под себя зазевавшуюся легковушку.
Физики объяснят, что изменение объектов зависит от характера их взаимодействия, массы объектов, твердости и что-нибудь еще наверняка придумают, но я не уверен, что объяснения физиков окажутся правильными. Какие категории более фундаментальны: свойства взаимодействующих объектов (а ими, по утверждению экаунтологии, являются лишь присущие человеку ощущения) либо масса, твердость и другие физические термины? По-моему, первичны свойства вещей, а качества вроде массы, твердости и многих других общеизвестных понятий – не более чем абстракции, производные от свойств вещей либо, того хуже, выдуманные физиками в поддержку своих научных концепций. В окружающей нас действительности нет никакой массы и никакой твердости в качестве объективно присущих вещам свойств – по той причине, что отсутствуют соответствующие данным понятиям ощущения, – хотя это не означает, что масса и твердость суть ложные категории. Они не ложные, просто они характеризуют не объективные свойства вещей, а возникающие между вещами отношения. Грубо говоря: самосвал не потому подминает под себя легковушку, что обладает большей массой, а – считается, что автомобиль, который при лобовом столкновении подминает под себя другой автомобиль, обладает большей массой. Различия в формулировках, надеюсь, понятны: в первом случае масса – объективно присущее вещам качество, во втором – абстракция, характеризующая отношение между вступающими во взаимодействие вещами.
Однако я веду речь не о трактовках нашего мироздания физиками, а через физиков – безмозглыми обывателями, а о том феномене, что вещи обладают странной способностью при одних взаимодействиях оставаться неизменными, а при других – значительно изменяться. Это в самом деле странно, очень странно, так как именно это качество превращает наш мир в последовательно развивающийся. Вы не находите? Тогда вообразите, что дороги заполнены автомобилями одной марки, которые при вылете на встречную полосу корежатся если не идентичным образом, то в одинаковой степени. И так не только на наших российских дорогах, но и во всем остальном мироздании, не только с автомобилями, но и со всеми остальными материальными объектами. Знаете, что получится? Страшно произнести: исказятся каузальные (причинно-следственные) связи между вещами!
Что такое причина и следствие? Вещь, которая изменяет другую – причина; вещь, подвергаемая изменению со стороны первой вещи – следствие.
Молоток загоняет гвоздь в доску, где здесь причина, а где следствие? Ответить сможет любой: молоток – причина, гвоздь – следствие. Позвольте, а почему не наоборот, если принять во внимание, что удар молотка о гвоздь затрагивает оба участвующих в событии объекта: и гвоздь, и молоток? Только по той причине, что гвоздь существенно изменил свои характеристики, а именно – в результате соприкосновения с молотком оказался вбитым в доску, тогда как молоток своих характеристик не изменил. То есть он, может, и изменил – скажем, получив микроскопическую деформацию, – однако эти изменения именно что несущественны, поэтому мы удовлетворенно сообщаем: удар молотком является причиной того, что гвоздь оказался вбитым в доску.
Если бы изменения свойств, полученные молотком в результате удара, выглядели впечатляюще – скажем, в молотке образовалась дырка, – пришлось бы признать, что не только удар молотком является причиной проникновения гвоздя в доску, но и проникновение гвоздя в доску является причиной механической деформации молотка. И где здесь причина, где следствие? Получилось бы, как при химическом взаимодействии веществ, когда из двух веществ образуется третье или из двух веществ образуется два иных вещества. В акте химического взаимопревращения веществ причина и следствие отсутствуют: говорить о причине и следствии возможно лишь применительно к акту смешивания двух веществ, в результате чего те вступают в реакцию. Кто-то смешал вещества, что стало причиной химической реакции. Но если применить к данному акту смешивания ту же логику, что к химической реакции – допустить, что смешивание веществ существенно повлияло на того, кто опускает вещества в пробирку, – результат получится идентичный: причина и следствие перемешиваются в одно целое наподобие веществ эксперимента и теряют привычную взаимозависимость. Поэтому я и говорю, что способность вещей при одних силовых взаимодействиях оставаться неизменными, а при других – значительно изменяться, непростая и подозрительная.
Вообще, в употреблении термина «каузальность», обозначающем причинно-следственные связи, существует изрядная путаница. Если, к примеру, перекусить гвоздь кусачками надвое, в образовании из одного гвоздя двух половинок будут наличествовать безусловные причинно-следственные связи: причиной образования половинок гвоздя является предшествующее существование целого гвоздя, и никак иначе. Это одна ситуация, и обозначается она в информационной системе мироздания совершенно конкретным способом, но речь не о нем. Мы рассматриваем ситуацию с проявлением силового взаимодействия между вещами, когда дифференциация или интеграция объектов отсутствуют, а именно: последовательность происходящих с вещами событий. С этой стороны, ударяющий по гвоздю молоток и забиваемый в доску гвоздь, будучи оба ранее зарегистрированы в информационной системе мироздания, абсолютно равноправны. Сказать, что из них является причиной чего, невозможно: как удар молотка по гвоздю является причиной того, что гвоздь вошел в доску, точно так же и проникновение в доску гвоздя (если рассматривать данные события как одновременные) является причиной удара по гвоздю молотка. Причина и следствие перемешались до полного обезличивания. Единственный критерий, по которому возможно различать причину и следствие в такой трактовке, это – какой из взаимодействующих объектов изменяется значительно, а какой практически не изменяется. Объект, остающийся неизменным, принято величать причиной, а объект с измененными свойствами – следствием. Но это уже совсем другая каузальность, совсем другие причина и следствие, чем в случае с перекусыванием гвоздя надвое, и именовать их в философской литературе следовало бы по-другому. Мне подходящие термины неизвестны.
Благодаря этой второй, безымянной и «силовой», каузальности мы в состоянии проследить за последовательностью записей мироздания с точки зрения изменяемости вещей. Объекты сразу занимают знакомые места: молоток бьет по гвоздю, гвоздь входит в доску, доска приколачивается к стене, и т.д.
Вторая каузальность имеет огромное значение для экономики, подобравшей для участвующих в силовом взаимодействии объектов специальные термины: вещь, остающаяся в силовом взаимодействии неизменной, называется орудием труда, а изменяемая вещь – предметом труда. То есть орудие труда воздействует на предмет труда, который в результате этого воздействия изменяет свои характеристики на желаемые. На самом-то деле предмет также воздействует на орудие, причем с точки зрения физических законов с аналогичной по величине силой, но ввиду слабости и незаметности произошедших с орудием изменений они игнорируются. Но если бы в результате силовых взаимодействий вещи изменялись одинаково, никаких орудий и предметов труда, столь привычных для экономики, не существовало – на это я и хочу обратить читательское внимание в этой статье.
Зачем орудия и предметы труда понадобились Создателю? Будьте спокойны, у экаунтологии имеются соображения на этот счет.

Сторно (итальянское storno — перевод счета) – это способ исправления ошибочных записей отрицательными числами.
Методика сторнирования проста. Допустим, сумма в бухгалтерской проводке ошибочно указана на 6 руб. больше, чем полагается. Тогда выполняется такая же бухгалтерская проводка на сумму 6 руб. отрицательной суммой, вследствие чего сумма по счету оказывается правильной.
Сторно называют еще красным сторно, т.к. советские бухгалтеры записывали отрицательные суммы красными чернилами.
Сторно – исключительно российское достижение: впервые данный метод, под названием метода цветного провода, был предложен русским бухгалтером А.А. Беретти в 1889 г.

Приступаем к изучению интерфейса.
Левая панель управления состоит из двух колонок:
· в первой колонке указываются свойства объекта,
· во второй колонке указываются значения по соответствующим свойствам.
Данная функция базируется на втором правиле экааунтологии, гласящем: объект обозначается ключом и характеризуется признаками, - о чем, впрочем, уже говорилось. Само по себе понятие объекта бессмысленно: объект приобретает смысл лишь в совокупности характеризующих его свойств. Ну что мы узнает, если с радостным восклицанием «Это!» укажем на что-то пальцем?! Но если про «это» будет известно, что оно, к примеру, с хвостом и гавкает, появится определенная пища для размышлений и принятия решений.
Поскольку свойства и значения объектов регистрируемых в Учетном Мироздании объектов нужно где-то отображать и отображать именно в разрезе «свойство-значение», для этой цели как нельзя лучше подходят две колонки, составляющие в Учетном Мироздании левую панель управления. Пользователь становится мышкой на текущий объект, и на левой панели немедленно отображаются свойства выбранного объекта, к примеру:  



Этим функция левой панели не исчерпывается.
В каких других случаях используется перечень свойств объекта? Прежде всего, при вводе данных. Так и решим: пусть при вводе данных (о чем обстоятельный разговор впереди) пользователь использует ту же левую панель управления. Зачем наворачивать на интерфейс лишние окошки, когда готовый список уже под рукой?



Наконец, третья функция левой панели, как я ее мыслю, – фильтрация данных.
Допустим, в рабочем окне присутствуют объекты:



Ни один объект не выбран, поэтому левая панель очищена. Почему бы не использовать панель для фильтрации, критерии которой задаются указанием значений по тому же списку свойств, которыми характеризуются объекты?! Если пользователь (пускай находясь в особом рабочем режиме – это уже дело десятое) наберет на панели нужное значение, то после нажатия на Enter в рабочем окне останутся объекты с набранным значением:



Итак, левая панель используется для:
1) просмотра значений зарегистрированного текущего объекта,
2) ввода значений при регистрации объекта,
3) фильтрации объектов.



Колонка Редактора

Постоянные авторы
Copyright Медведев М.Ю. © 2012-2019