ЭКАУНТОЛОГИЯ
Сайт, посвященный истории бухгалтерского учета и его неминуемому превращению в компьютерный учет
Каталог файлов
Меню сайта

Войти

Категория
Теория учета [249]
Практика учета [113]
Отраслевой учет [187]
Документация, делопроизводство, канцелярия [233]
Отчетность [74]
МСФО [13]
Налогообложение, повинности [382]
Налоговый учет [3]
Управленческий учет [31]
Контроль и управление на предприятии [133]
Инвентаризации. Складской учет [16]
Судебная бухгалтерия. Экспертиза [25]
Ревизия, аудит [50]
Финансовый анализ. Коммерческие вычисления [64]
Преподавание. Учебные заведения [178]
Автоматизация, информатика [46]
Технические приспособления [224]
История бухгалтерии [120]
Библиография [68]
Бухгалтерская периодика [31]
Нормативная база (в бухгалтерии) [194]
Государственный контроль и управление [518]
Персоналии (биографические материалы) [342]
Бухгалтерское сообщество. Организации и объединения [70]
Экономика, предпринимательство, финансы [2137]
Статистика, переписи [311]
Право (как область деятельности) [169]
Экаунтология [33]
Мемуары [33]
Афоризмы [3]
Полемика. Фельетоны [78]
Сатира. Юмор [148]
Публицистика. Научно-популярная литература [282]
Рецензии, отзывы, обзоры [747]
Художественная проза [14]
Поэзия [15]
Другое [385]

Случайная картинка

Умная мысль
Благоразумный бухгалтер не должен гнаться за соблюдением известных форм во что бы то ни стало, дабы не вводить в книги цифр, не имеющих под собой твердой почвы.
Л.Я. Бернер

Старинный термин
ИЗВОД – показания.

Последняя картинка

Социальные сети

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни

Приветствую Вас, Гость · RSS 13.11.2018, 01:14

Личка:

Главная » Файлы » Полемика. Фельетоны

Богданчик С.Л. О византийском происхождении двойной бухгалтерии в книге Т.Н. Мальковой и не только об этом
12.08.2014, 12:13

О ВИЗАНТИЙСКОМ ПРОИСХОЖДЕНИИ ДВОЙНОЙ БУХГАЛТЕРИИ

В КНИГЕ Т.Н. МАЛЬКОВОЙ И НЕ ТОЛЬКО ОБ ЭТОМ

Несколько дней назад автор настоящей статьи с огромным интересом и удовольствием прочитал следующую по-своему великолепную книгу, посвященную истории учетного дела: Т.Н. Малькова История бухгалтерского учета: учеб. пособие. – М.: Высшее образование, 2008. – 449 с. – (Университеты России).

В этой статье будет приведено немало цитат из данной книги, многие из них будут связаны с Византийской империей. Полагаем, читатель знает о высказанной нами в прошлом году гипотезе происхождения диграфической системы учетных записей в этой христианской империи. Нами неоднократно приводились доводы в ее подтверждение. После прочтения данной книги проф. Т.Н. Мальковой этих доводов стало значительно больше. На них и сконцентрируем внимание читателя, буквально приводя цитаты из упомянутого учебного пособия.

В настоящей статье автор также вернется к некоторым аспектам перевода Трактата о счетах и записях Л. Пачоли. Лингвистический материал учетной терминологии, изложенный проф. Т.Н. Мальковой, только укрепил нас в убеждении, что проф. М.И. Кутер не всегда точно переводил и интерпретировал текст особого трактата Луки Пачоли.

Перед изложением объявленного выше (и не только этого) автор особо хочет поблагодарить посетительницу сайта «Экаунтология», зашифровавшейся под «ником» «СК». Именно она в отзыве на наш бухгалтерский «сериал» «В поисках истоков двойной бухгалтерии…» справедливо указала автору на необходимость ссылок на предшественников по тематике наших исследований, в частности указав при этом на труды проф. Т.Н. Мальковой. Путем простых действий нами легко «расшифрована» данная активная посетительница сайта. Если автор не ошибается, то выражаем искреннюю благодарность Светлане Николаевне Карельской (г. Санкт-Петербург), которая, на наш взгляд, поступила весьма тактично и достойно. Нам как дилетанту в исторических и теоретических аспектах диграфической бухгалтерии такие деликатные подсказки и деловые «наводки» очень нужны. Особенно из уст маститых ученых.

Итак, приступим к беглому обзору содержания упомянутой книги проф. Т.Н. Мальковой, акцентируя внимание читателя в основном на обозначенную выше тематику. Правда, будут и некоторые отступления различного свойства. Да простит терпеливый читатель эти «вольности» автора!

● Начнем с конца книги Т.Н. Мальковой. На схеме исторической преемственности бухгалтерского учета (схема 12; с. 438) весьма обоснованно и справедливо представлена логическая цепочка развития и преемственности учетной методологии. В частности, в ней, на наш взгляд, четко и на своем месте обозначены следующие ее этапы («звенья»): … → Древнегреческая методология  →  Древнеримская методология → Византийская  методология → Итальянская методология → Европейские национальные методологии → …

Нет никаких возражений в этой части.

● Далее приведем следующую цитату из книги Т.Н. Мальковой: «Главным отличием древней и современной методологии является отсутствие двойной записи и баланса» (с. 20).

Достоверно известно, что в бухгалтериях экономических субъектов под юрисдикцией средневековых городов-коммун Италии двойная запись и баланс присутствовали. Естественно возникает вопрос: а не скопировали ли они эти ключевые элементы учетной методологии у своих предшественников? В частности у византийских счетных работников и бухгалтерских преподавателей, обладавших высокой интеллектуальной культурой, в том числе касательно экономических знаний. Для нас эта гипотеза представляется весьма перспективной и приближенной к экономической реальности конца первого, начала второго тысячелетий нашей эры, особенно если четко осознать, что произошло на евразийском пространстве в 1204 г.       

● Но взглянем предварительно на культуру (прежде всего, экономическую) через лингвистику Древнего мира чуть глубже, рассмотрев более ранние пласты учетной истории, обратившись к индоевропейскому учету.

«ИЕ (индоевропейская – прим. С.Б.) экономика была достаточной для возникновения излишков средств и их обмена. Понятия, свидетельствующие об обмене, содержатся уже в РИЕ (раннеиндоевропейском – прим. С.Б.) словаре, причем длительное время термины «давать» и «брать», а позже «купить» и «продать» были не расчлененными и обозначали обмен и торговлю вообще» (с. 34).

От себя добавим, что понятие «торговля» в современных языках романского и германского происхождения переводятся буквально как «обмен». Как-нибудь в другой раз этот аспект экономической лингвистики осветим подробнее, а пока напомним читателю следующий «бородатый» анекдот.

На базаре. Бабушка, почем вы продаете помидоры? Я их не продаю, а меняю на деньги…  

Снова из индоевропейского учета из времен палеолита (свыше 10 тысяч лет до нашей эры). «В ИЕ словаре термин остатка понимался как оставшийся. В санскритском словаре содержатся термины прихода в значении «имущества» (!!! – прим. С.Б.) (sva, dhana) и расхода в значении «долг» (rina) (!!! – прим. С.Б.)» (с. 49).

А вот здесь, читатель, просим сконцентрировать свое внимание. Помните, как автор резко прервал свои исследования древнегреческих и греческих терминов, экстренно обратившись к Трактату о счетах и записях Л. Пачоли в переводе М.И. Кутера? Кратко приведем ее вновь.

В греческой бухгалтерии есть два термина, формирующих, образно говоря, «сладкую парочку» и «проводящий нерв» логистической «графии»:  χρεωση («хрЭоси») и πιστωση («пИстоси»). Что же это? Ну, и какие у Вас возникли варианты ответа на поставленный вопрос? Только не смотрите, пожалуйста, словари!

Ладно, подскажем ответ: они соответственно эквивалентны понятиям «дебет» и «кредит». Но самое интересное, что помимо прочих вариантов перевода первое греческое слово означает также «имущество», а второе – «долг», «доверие». Интересно, не правда ли?!

Кстати, для тех, кто помнит особенности слов греческого языка с буквосочетанием «ργ» (звуки «рг»; смотрите самое начало этой бухгалтерской «серии»), очень рекомендуем взглянуть в древнегреческие словари и рассмотреть понятия, начинающиеся на буквы «χρ» (звуки «хр»). Автор уже отчасти затрагивал их, рассматривая в понятие «деньги» на греческом языке. Для интриги сообщу, что Христос из той же «оперы». Правда,  у нас есть большие сомнения в общепринятой этимологии этого слова (помазанник).   

● Продолжим этот исторический экскурс экономической лингвистики, переметнувшись в Древнюю Индию.

«Отмечается также влияние учета на интерпретацию положительных и отрицательных чисел как прихода и расхода (отрицательные числа были изобретены в Индии). Дхана, сва обозначали приход, имущество и одновременно положительные числа (!!! – прим. С.Б.); рина, кшайя – расход, долг, недостачу и одновременно отрицательные числа (!!! – прим. С.Б). Последние не одобрялись (долг!). Математика в Древней Индии была на уровне применения алгебры и цифр, которые под названием арабских используются в настоящее время» (с. 191).

Вновь очевидна та же параллель с имуществом и долгом, а также с приходом и расходом.

Пару слов об отрицательных числах в учетной теории. Как известно посетителям сайта «Экаунтология», проф. К.Ю. Цыганков ответил на наши критические замечания в адрес его капитальной теории бухгалтерского учета, правда, уклонился, по сути, от ответов по ряду важнейших пунктов (см., в частности, его ответы по пунктам 4 и 5). Мы их условно называем «зубодробительными».   Однако он просит начать обсуждение его теоретических подходов после опубликования им окончательных тезисов капитальной теории. Тем не менее, зададим ему следующий вопрос: а почему «обязательства к уплате» - это отрицательные части капитала?! Ведь, как говорили в античности, настоящее знание – знание причин.

В этой связи рекомендуем ему с учетной точки зрения рассматривать экономического субъекта как открытую систему, имеющую входы /притоки и выходы/оттоки основополагающих объектов бухгалтерского  учета. Может быть, ему следует предварительно ознакомиться с положениями общей теории систем, а также вновь задуматься о временной концепции в диграфической системе учетных записей. Кстати, пару слов об этой концепции в представлении древних египетских счетоводов смотрите ниже, правда, с поправкой на отсутствие обобщающего стоимостного учета в те времена.

● Продолжим имущественную/приходную и долговую/расходную «цепочку» учетных терминов применительно к Древнему Китаю. Предварительно напомним читателю, что в молодости Конфуций работал счетоводом.

«Во II в. до н.э. для чиновников был написан учебник Математика в 9 книгах, который использовался при ведении учета, что подтверждается терминами: чжэн – имущество, приход; фу – долг, расход, недостача» (с. 194).

Таким образом, понятия, обозначающие одновременно (1) имущество/ приход и (2) долг/расход были распространены по ведущим странам древнего евразийского мира. Это о многом заставляет задуматься, в том числе и в отношении терминов «дебет» и «кредит».

В этой связи, хоть и забегая значительно вперед (а именно в европейский средневековой учет),  приведем следующую цитату из рассматриваемой книги. «Кредитные ресурсы банка (имущество) также стали учитывать в категориях дебета и кредита. Определенное время они сосуществовали с категориями прихода и расхода в текущем учете – «два ряда счетов»…» (с. 243).

На наш взгляд, как только появилась двойная бухгалтерия, то есть бухгалтерия, основанная на двух рядах счетов (ресурсных и факторных), дебет перестал ассоциироваться только с приходом, а кредит – только с расходом. Просто так стали именоваться соответственно левая и правая стороны бухгалтерских счетов в диграфической системе записи ресурсно-факторных объектов. Не будем дальше аргументировать и развивать эту мысль, лучше оставим ее на последующее рассмотрение как-нибудь в другой раз, но не забывая о том, что было нами выше написано в отношении этнических терминов «имущество/приход» и «долг/расход».    

● Следующая цитата, касающаяся древнеегипетского учета, будет, по нашему мнению, с особым интересом будет воспринята приверженцами временной концепции в учетной теории.

«Дебиторская и кредиторская задолженность воспринималась как приход и расход натуральных (! – прим. С.Б.) учетных объектов, но с тем отличием, что одни из них временно выбывали из хозяйства, а другие - временно находились в нем. Это не были окончательные приход и расход. Но и совсем не учитывать расчеты египетские бухгалтеры не могли себе позволить. Они стали учитывать приход и расход записями, но без включения в итоги оборотов («забалансовый учет»), что подтверждается папирусом Булак 18...» (с. 62).

Не напоминает ли это Вам фазы существования учетных объектов в интерпретации М.Ю. Медведева? Интересно, что он сам думает по этому поводу?   

Еще немного о Древнем Египте.

«Знания квалифицировались как Слово бога (профессиональный бог Тот)» (с. 64). В этой связи вспомните, пожалуйста, первый стих главы 1 Евангелия от Иоанна. А также примите во внимание в целом гностический уклон данного Евангелия.

«Функции древних и современных бухгалтеров не полностью идентичны. В древности они были более широкими и значимыми, а сами бухгалтеры имели несравненно больше власти и авторитета. Они имели своего профессионального бога по имени Тот – бога письменности, счета и мудрости… - с высокими нравственными устоями, глубокими познаниями и обширными полномочиями. Даже уход в мир иной учитывался: Тот взвешивал душу утомившегося от жизни и записывал результат подсчета (процедура психостатии)» (с. 64).

В нашем понимании и совершенно вольной интерпретации он исчислял нетто-результат (нетто-добро или нетто-зло; иными словами, нетто-актив или нетто-пассив)  земной жизни мершего человека, взвешивая на разных чашах его добрые и злые результаты (соответственно активы и пассивы) жизни в виде его мыслей, слов и поступков. Такой, понимает ли, создался у нас образ в виде первого бога с функциями балансолога. Надо как то на досуге прочитать об этом боге поподробнее…

В заключение египетской тематики еще одна маленькая цитата: «Профессиональная независимость бухгалтеров впервые проявилась в Древнем Египте» (с. 66). 

● Теперь немного о шумерско-вавилонском учете, в котором широко применялись договора (в том числе с расчетом простых и сложных процентов) и финансовая терминология.

Учет расчетов «…велся аналогично натуральным учетным объектам, с применением натуральных измерителей. По документам известно применение централизованного счета торгового объединения и персонифицированных счетов текущего учета расчетов.

Капитал (голова (!!! – прим. С.Б.) серебра) формировался из взносов участников («депозитные» счета)…

Счета текущего учета расчетов были приходно-расходными. В счетах подотчетных агентов… приводились: начальный остаток, приход (по видам товаров с денежным итогом), расход (по видам товаров и именам агентов, с денежным итогом), конечный остаток. Остаток dirig  (в нашем понимании это пассивы – прим. С.Б.) означал  кредиторскую задолженность (приобретение товаров превышало выданные денежные средства). Остаток lal-ni означал дебиторскую задолженность (выданные денежные средства превышали приход товаров)». Текущие лицевые счета в расчетном центре учреждения велись непрерывно, а для проверки расчетов с агентами составляли выборочные счета…» (с. 86-87).

Как видим, система учета расчетов была неплохо развита в шумерско-вавилонском учете в те далекие времена. Кстати, существует обоснованное мнение, что древние евреи научились ростовщичеству, находясь в вавилонском плену долгий период времени. 

● Кратко рассмотрим некоторые аспекты древнегреческого учета.

«В основе современной цивилизации лежит древнегреческая культура. Она оказала мощное воздействие на последующее развитие человека» (с. 114).

«Но самым поразительным в микенских документах является использование в учете расчетов термина «иметь» (e-ke, в последующих документах – εχει)… Термины  займов (ke-ra – отданное взаймы; o-na-to – взятое взаймы) отмечаются в ИЕ лингвистике…» (с. 118).

Для тех читателей, кто интересуется любопытным происхождением слова «иметь» в разных языках (в том числе и древнееврейском) рекомендуем прочитать об этом на с. 51-52 книги Э. Фромма «Быть или иметь?» (М.: Прогресс, 1986).

Немного об экономике полисной Греции.

«Приличным занятием считалось производство, сельское хозяйство, оптовая и посредническая торговля, а учет и хозяйственные расчеты (хрематистика, хремастика) – непрестижным. Аристотель и Филодем заложили основы науки об управлении, формулируя понятия прибыли, сметы затрат, классификации средств (видимые – имущество, невидимые - деньги и долги…)» (с. 126).

Нет ли здесь у читателя ассоциации с классификацией запасов (stocks) в СНС-2008 и ЕСС-2010 на (1) нефинансовые активы и (2) финансовые активы и обязательства?!  Нет ли у Вас образных параллелей с временной концепцией автора  настоящей статьи (реальные и ожидаемые ресурсные объекты)? Подумайте, пожалуйста, на досуге об этом, но принимая во внимание фидуциарную (фиатную) основу современных денег.

«Величайшим экономическим достижением Древней Греции было изобретение монетных денег (Лидия, VII в. До н.э.) и монетного обращения, что приравнивается по своему значению к изобретению письменности…» (с. 128).

«…термин «иметь» (εχει) относился к расходу средств (получено клиентом и он имеет) и остатку средств у клиента в банке (он имеет…);

остаток счета имел самостоятельное название (loipa, loipon);

задолженность обозначалась loipagraphemena (букв. «остаток записанный»)…» (с. 140-141).

Обратите внимание на последний термин. Нет ли здесь «наводки» на будущие ресурсные притоки и оттоки относительно ресурсного комплекса экономического субъекта? То есть остатки по расчетным счетам исчислялись и записывались для памяти об указанных ожидаемых (предстоящих) потоках ресурсов.

● Несколько цитат о древнеримском учете.

«Управление было централизованным, юридически регулируемым с вовлечением в него и варваров. Но колония с именем «Древняя Греция» к варварам не относилась, от нее, наоборот, культуру заимствовали» (с. 163).

В этой связи стоить напомнить читателю о том, что ряд ученых (в том числе  и лингвистов) считают, что латынь более приспособлена к гражданско-правовой проблематике, а древнегреческий язык – к философии и теологии. От себя добавим: и к экономике и физике. 

«Дальнейшее развитие юридических норм и их содержание известно из Дигест (Digesta), составленных в Византии (VI в.) с использованием текстов римских юристов и ссылок на них» (с. 163).

Обращает на себя внимание следующая информация. «Codex rationum (то есть книга банковских (денежных) счетов – прим. С.Б.) предназначалась для учета расчетов с клиентом, в ней использовались термины «дебет» и «кредит» (с. 170). Любопытно, как в оригинале они писались на латыни?

Интересно, что финансовый и налоговый чиновник именовался «logistieus» или «logographus» (с. 172), то есть эти слова имеют греческое происхождение.

«Римская банковская и учетная система были едиными по всей империи, включая провинции» (с. 173).

● Подробнее остановимся на византийском учете.

Византийская империя «…была симбиозом латинской и греческих культур» (с. 198).

После известных событий начала XIII века и середины XV столетия немного осталось письменных свидетельств учетной теории и практики. «В результате от цивилизации с обширной письменной культурой сохранилось очень мало документов, в том числе учетных» (с. 198).

«Хитроумная, сложная и маневренная внешняя и внутренняя политика Византии, регламентация, дешевый обширный импорт и дорогой ограниченный экспорт, приоритет льгот иностранным торговцам в ущерб отечественным производителям и торговцам (льготы - … Венеции и Генуе, 1148 г. …) – все это вместе постепенно привело к вытеснению Византии с зарубежных рынков и Средиземного моря.

Монополия по ассортименту и качеству товаров в международной торговле приносила Византии сверхдоходы» (с. 198-199).

От себя добавим, что колоссальные льготы были предоставлены венецианским купцам за то, что Венеция сильно выручила Византию своим флотом, который помог ромеям (так они в основном именовали себя) одолеть очередного врага, который «разинул роток» на их несметные богатства. Через несколько десятилетий венецианцы «отблагодарили» за эти льготы, направив на своих кораблях (правда, за плату) крестоносцев в Константинополь. Но об этом автор подробнее уже писал в предыдущих статьях. «Боливар двоих не вывезет», понимаете ли…

А тут еще всеобщая/католическая церковь конкурировала на тот момент с гораздо более богатой православной/ортодоксальной церковью. Для справки: начиная со времен великого императора Константина единая христианская церковь именовалась так: католическая ортодоксальная экклесия. Однако после 1054 г. произошел окончательный раскол. Для нас нет никаких сомнений, что не только венецианцы подначивали бедных и малограмотных крестоносцев на «святое» дело. А уж как много добычи (особенно интеллектуального свойства) досталось венецианцам и папскому двору теперь уже одному Богу известно… 

«Византийская экономика раннего Средневековья была централизованно и законодательно регулируемой и фактически соответствовала современному подходу» (с. 199).

«Нормативное регулирование бизнеса, цен, нотариальное заверение документов, обязательность бухгалтерского учета (!!! – прим. С.Б.), пожизненные должности нотариусов – все эти меры были надежными инструментами функционирования экономики» (с. 203).

«Иностранных купцов в Константинополе вообще всегда было большое количество…» (с. 207).

«Учет применялся во всех органах управления и хозяйствах (!!! – прим. С.Б.). Даже в частных инвентарных описях (inventarii) применялась классификация имущества: движимое, недвижимое, самодвижущееся… Документальное оформление операций первичными документами и учетные книги (libri – прим. С.Б.) были обычной практикой, которые наблюдали все иностранные торговцы, прибывающие в Византию (!!! – прим. С.Б.)» (с. 210).

«Преподаватели права были обязаны знать латинский язык… В Константинополе, а затем в других городах V-VII вв. функционировали высшие школы философии, права, латинского языка, которые готовили ученых и для Западной Европы. Был учрежден университет с кафедрами по каждой науке (Константинополь, 1043 г.). Нотарии учреждали частные профессиональные школы, что было продолжением древнеримской традиции. Именно таким образом латинская правовая, финансовая и учетная терминология были восприняты Италией, а затем и Западной Европой» (с. 211-212).

«С XII в. Италия творчески заимствовала юридическое регулирование деятельности…, денежное обращение…, корпоративность деятельности (цехи, гильдии), ценообразование (установление минимальных цен), создание государственных мастерских, организацию торговли через представительства (фондако), преимущества монополии…, банки…, терминологию бухгалтерского учета и формулировки договоров, товарных и кредитных операций (включая калькирование латинских и греческих терминов), морские перевозки, контроль Средиземного моря и других регионов, роскошь быта» (с. 213-214).

Таким образом, на основании вышеприведенных цитат о Византии и ее учете вдумчивый читатель, наверняка, сделал для себя определенные выводы касательно роли Византийской империи  в зарождении двойной бухгалтерии. Тех, кто не читал данную книгу Т.Н. Мальковой, видимо, при желании сделают это. В любом случае обратите, пожалуйста, внимание на правовую, финансовую и учетную терминологию, применявшуюся в христианской империи.     

● Рассмотрим некоторые аспекты западноевропейского средневекового учета.

«Городская культура сохранилась там, где были международная торговля, приток паломников, резиденции епископов и королей и специалисты по финансам и праву, получившие образование в Византии» (с. 222).

«Методология учета в раннем средневековье повсеместно состояла в инвентарном и приходно-расходном учете. .. Учетные документы средневековой Европы до XII в. писались на латинском языке, которому обучались в Византии и европейских монастырях…» (с. 225).

Итальянские «корпорации, накопив внушительный капитал (особенно после событий 1204 г. – прим. С.Б.), осуществили коммунальные революции (XII-XV вв.), в ходе которых появились города-коммуны с выборным управлением и последующим социальным разделением на богатейших…, богатых… и бедных…

Основой итальянского законодательства было византийское…

Органы управления коммун вменили компаниям обязанность платить в бюджет города, вести учетные книги и проверяли их» (с. 232).

«Мы полагаем, что творцами итальянской двойной записи в ее законченном формализованном виде были итальянские преподаватели, которые творчески обобщили бухгалтерский прием и довели его в обучении до логически выверенного стереотипа. Именно поэтому двойная запись в Италии и появилась «как бы одновременно» и достигла высокого уровня развития» (с. 237).

А вот здесь автор с проф. Т.Н. Мальковой не согласен. А как же быть с византийскими преподавателями?! И почему архивные материалы о двойной бухгалтерии в Италии появляются только после 1204 г.?

Даже упоминание в английских документах 1180-1181 гг. о дебиторской задолженности (debent - дебет) и кредиторской задолженности (avere - кредит) не свидетельствует о происхождении этих слов из Италии (с. 228, 236). Для справки: официальными языками Византии были и латинский и греческий языки.  

● Полагаем, что не следует больше утомлять себя и читателя выдержками из книги проф. Т.Н. Мальковой касательно учетной истории.  Стоит, на наш взгляд, вновь затронуть тему перевода проф. М.И. Кутером особого трактата Л. Пачоли.

Автор настоящей статьи по-прежнему считает, что так переводить Трактат о счетах и записях нельзя! Вместе с тем, как подсказывают мне некоторые братья и сестры по бухгалтерскому разуму, нам следовало в более тактичной и сдержанной форме излагать свои претензии к проф. М.И. Кутеру. Согласны, что наша критика была порой резкой и жесткой. В этой связи приносим уважаемому не только нами Михаилу Иссаковичу свои искренние извинения. Постараемся впредь быть более сдержанными.

Не знаю, читал ли проф. М.И. Кутер вышеупомянутую книгу Т.Н. Мальковой? Если да, то нам не понятно, как можно было тогда упустить информацию в отношении средневековых итальянских особенностей определения остатков по счетам и сальдирования. Приведем только несколько цитат из указанной книги.

«Анализ архива Уццано показывает, что основная сложность заключалась в сверке расчетов дебиторов, кредитов и займов из собственных кредитных ресурсов. Она была наиболее трудоемкой, ее цель состояла в балансировании оборотов, что имело название «сальдирование» (saldare). Остаток долга имел название «сальдирование счета» (saldare ragione). Эта сверка проводилась в ведомостях бухгалтерского обобщения (ragione veduta), составляемых выборочно из текущего учета дебиторов и кредиторов» (с. 241-242).

Не будем в данном тексте останавливаться на своих вариантах перевода двух словосочетаний, указанных в предыдущем абзаце, однако укажем, что на той же странице книги словосочетание «saldo ragione» транслируется проф. Т.Н. Мальковой как «учтенное сальдо».

Основная проблема проф. М.И. Кутера как интерпретатора особого трактата Л. Пачоли состоит, на наш взгляд, в том, что он не ухватил суть остаточно-сальдовой проблемы. Остаток бухгалтерского счета согласно книге Т.Н. Мальковой – это «resta, resto…» (с. 245). Обратите внимание также на слова с корнем «sald» на этой же странице. Не хочется дальше развивать эту остаточно-сальдовую дилемму, так как в предыдущих пачоли-кутеровских сериях уже, наверняка, читателю автор надоел со своими лингвистическими исследованиями.

Для любителей Трактата о счетах и записях рекомендуем также взглянуть на с. 271 книги проф. Т.Н Мальковой. На ней дан более адекватный перевод трактата, который совпадает, по сути, с нашим вариантом: Особенности подсчетов и их записей.

Подводя некий итог, обозначим только, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Это автор намекает на собственное вдумчивое прочтение читателем книги Т.Н. Мальковой.

Тем не менее (типа на десерт) приведем, как называлась раньше на Руси (XV-XVI вв.) понятие «первоначальная стоимость»: «истина» (с. 354).

Вроде красиво закончил, не правда ли?..   

 

 

Категория: Полемика. Фельетоны | Добавил: BSL | Теги: Кутер Михаил Исаакович, Малькова Татьяна Николаевна, двойная бухгалтерияя, Богданчик Сергей Леонидович
Просмотров: 642 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Колонка Редактора

Постоянные авторы
Copyright Медведев М.Ю. © 2012-2018