ЭКАУНТОЛОГИЯ
Сайт, посвященный истории бухгалтерского учета и его неминуемому превращению в компьютерный учет
Амортизационный фонд: зачем он был нужен
Меню сайта

Войти

Календарь
«  Июнь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Архив записей

Случайная картинка

Умная мысль
Следует сразу предупредить любителей уклоняться от уплаты налогов: государство своим гражданам может простить много грехов, кроме неуплаты налогов.
С.А. Стуков

Старинный термин
ПРОК – остаток имущества.

Последняя картинка

Социальные сети

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни

Приветствую Вас, Гость · RSS 06.06.2020, 19:55

Личка:


Медведев М.Ю.

Амортизационный фонд: зачем он был нужен
 
Много лет минуло с далекого 1992 г., когда из Плана счетов было исключено понятие амортизационного фонда. Новое поколение бухгалтеров, озабоченное современными вопросами, кажется, навсегда вычеркнуло этот термин из памяти. Немногие из представителей нового поколения могут объяснить, что собой представлял амортизационный фонд и зачем он был нужен – и зря, что не могут. С одной стороны, отказ от применения амортизационного фонда был абсолютно оправдан с точки зрения экономических изменений, произошедших со страной после развала СССР, но с другой стороны – это было остроумнейшее изобретение предыдущих поколений, все экономические вопросы привыкших решать при помощи корреспонденции счетов. Настоящие методологи, не чета нынешним, только развитие компьютерной техники, произошедшее бешеными темпами, поставило их в тупик. Несмотря на новейшие «компьютерные» времена, амортизационный фонд можно было бы с успехом применять и сейчас – счета-то бухгалтерского учета ведь остались в неприкосновенности! – нужно лишь понимать, в каких ситуациях это необходимо.
Обратимся к недавнему историческому прошлому. Достославной памяти Союз Советских Социалистических Республик: частное предпринимательство отсутствует, действуют одни государственные предприятия. Соответственно, эти государственные предприятия наделяются, как тогда называли, уставным фондом – сейчас сказали бы: уставным капиталом, – т.е. всеми необходимыми для функционирования основными средствами: зданиями, сооружениями, оборудованием, транспортом и т.п. После чего предприятия приступают к деятельности: начинают производить продукцию, которую реализуют за деньги, получая тем самым финансовый результат – прибыль или убыток. И тут возникают сомнения, по поводу учета основных средств, бесплатно принятых от вышестоящего государственного органа. Вопрос методологический. Его нельзя регламентировать – захотим, сделаем так; захотим, сделаем по-другому, – его можно решить лишь путем теоретического подхода. Конечно, регламентировать можно какой-угодно вопрос, как это практикуется в наши дни, тем не менее регламентация без теоретического обоснования опасна.
Чем мог быть опасен некорректный учет основных средств, полученных в уставный фонд предприятия? – спросит недоумевающий современник, привыкший рассматривать учет с точки зрения его регламентации, но только теоретических основ, не терпящих никакого регламентирующего насилия. Тем, что основные средства могли быть предприятием безосновательно распроданы или, наоборот, приумножены за счет полученной прибыли, что в те времена не приветствовалось. Плановая экономика, несмотря на некоторую экономическую свободу хозяйствующих субъектов, основывалась на централизации: средства централизованным порядком передавались предприятиям для обеспечения их производственной деятельности, но заработанное предприятиями централизованным же порядком и изымалось. Т.е. нужно было заставить предприятия придерживаться рамок производственного цикла, обусловленного полученными в уставный фонд средствами труда: не меньше, но и не больше. Каким образом это можно было осуществить? В процессе эксплуатации основные средства изнашивались, соответственно требовалось по мере износа закупать новые основные средства взамен выбывающих – тут-то и требовался контроль. Необходимо было регулировать объемы закупок, ведь предприятие могло «недокупить» оборудования, тем самым «проесть» его, либо наоборот «перекупить» оборудования посредством изъятия части заработанной прибыли. Но как данный процесс можно регулировать? Не принимать же вышестоящему органу решение о закупке конкретного станка конкретным подведомственным предприятием, тем более что это и не решение вовсе, а попросту перекладывание ответственности с одних плеч на другие! Требовалось не командное, а именно методологическое решение: организовать бухгалтерский учет таким образом, чтобы он позволял восстанавливать оборудование лишь в части, приходящейся на износ. Для этого предыдущее поколение методологов и воспользовалось амортизационным фондом – воспользовалось следующим образом.
Методологическая сущность амортизационного фонда состоит в том, что он увеличивался за счет начисляемой амортизации и уменьшался за счет восстановления основных средств посредством их закупки, в результате чего и становится возможным регулировать процесс восстановления основных средств: остаток амортизационного фонда указывает сумму, на которую основные средства могут быть «дозакуплены», а закупка основных средств за счет другого источника, представляя исключение из общего правила, требует санкции вышестоящих органов. Обратившись к Плану счетов от 1985 г., в котором вместе со счетами «Амортизационный фонд» и «Уставный фонд» фигурирует такой счет, как «Износ основных средств» (понятия износа и амортизации были тогда четко разделены), наблюдаем такую картину корреспондирующих счетов (см. рисунок).


 
Учет уставного и амортизационного фонда (в соответствии с Планом счетов 1985 г.)
 
Как понятно из представленных проводок, учет основных средств происходил следующим образом. Сначала основные средства приходовались за счет уставного фонда, что фактически означало: за счет собственного капитала, в качестве безвозмездно полученного. Далее начиналось интересное в методологическом плане. Одновременно и в равных суммах начислялись амортизация и износ: износ относился за счет уменьшения уставного фонда, амортизация же начислялась со счета амортизационного фонда на счета затрат на производство. Списывался же амортизационный фонд при закупке основных средств в корреспонденции со счетами денежных средств, причем оприходование закупленных основных средств оформлялось обычным образом, как если бы эти основные средства были получены от вышестоящего органа.
Представив, что именно отображало сальдо на задействованным счетам бухгалтерского учета, получим следующие осмысленные показатели (см. таблицу).
 
Счет
Дебетовое сальдо
Кредитовое сальдо
«Основные средства»
первоначальная стоимость основных средств
-
«Уставный фонд»
-
остаточная стоимость основных средств
«Износ основных средств»
-
начисленный износ (в современной терминологии – начисленная амортизация)
«Амортизационный фонд»
-
сумма, на которую основные средства могут быть «дозакуплены»
 
Содержание сальдо по счетам бухгалтерского учета, связанным с учетом основных средств (в соответствии с Планом счетов 1985 г.)
 
Что значит «сумма, на которую основные средства могут быть «дозакуплены»»? Это начисленный износ (ведь амортизация и износ начислялись в равных суммах) за минусом того, что потрачено на покупку, т.е. израсходованных на эту цель денег. Тем самым счет «Амортизационный фонд» и позволял контролировать восстановление основных средств, которыми предприятие наделил вышестоящий орган. Если же принималось решение об «укрупнении» предприятия, тогда ему либо передавались новые основные средства, отражаемые в прежнем порядке, либо предоставлялось право «дозакупить» основные средства за счет собственных источников, в частности, полученной прибыли. В последнем случае вместе амортизационного фонда счет денежных средств корреспондировал с другим источником, например, каким-нибудь другим фондом. Это было равносильно изъятию прибыли у предприятия, последующей закупкой на изъятые деньги оборудования и безвозмездной передачей данного оборудования тому же предприятию.
Приведенная схема – по нашему понятию, весьма сложная и изысканная – чужда взгляду новейших специалистов, не знакомых ни с чем подобным, однако она не только была регламентирована тогдашней нормативной базой бухгалтерского учета, но и работала на практике, в самом деле работала.
Отказ от применения амортизационного фонда совпал с окончанием советской власти: предприятия встали на коммерческие рельсы, и контролировать процесс расходования уставного  – скажем по-новому – капитала оказалось как-то некстати. Конечно, государство уже не наделяло большинство предприятий необходимыми для начала их деятельности средствами труда, но ведь и те, которых наделяло, пользуются ныне нормативными документами, не предусматривающими начисление амортизационного фонда. Порядок учета основных средств изменился как в коммерческой, так и в бюджетной сфере, и изменился радикально. Проблемы же учета основных средств остались, и какая разница, от кого предприятие получает стартовый капитал, от государства или частных инвесторов, и как он называется, уставным фондом или уставным капиталом?
Вот директор приступающего к деятельности предприятия принимает оборудование, приходуемое в качестве уставного капитала, но начисление амортизации осуществляется без использования амортизационного фонда. Амортизационный фонд уже не может ни о чем сигнализировать – его попросту не существует. Предприятие сверхуспешно работает несколько лет, но дивидендов все нет как нет. Почему? Потому что директор – нет, даже не ворует, – он постоянно закупает все новое и новое оборудование, тем самым постоянно расширяет производство, изымая для этой цели всю получаемую прибыль, которая в противном случае могла бы быть направлена на выплату дивидендов. Используй система учета амортизационный фонд, этого бы не случилось: директор имел бы право восстанавливать материально-техническую базу лишь в пределах ранее имевшегося взноса, но никак не более. С юридической точки зрения действия директора безупречны, с методологической – нет. Настырная методология бухгалтерского учета лезет с бесконечными расспросами: почему директор предприятия, или Совет директоров, или иной орган управления, что на практике зачастую одно и то же, имеет право выбирать – оставить прибыль в производстве или выплатить учредителям? Разве не понятно, что выберет директор? А правильней было бы передавать всю – повторяю, всю – заработанную прибыль учредителям, а потом уже собирать у желающих деньги на расширение производства, в виде дополнительных взносов в уставный капитал. Для регулирования этого вопроса и нужен амортизационный фонд, но конечно, пока гражданское законодательство, а вместе с ним и бухгалтерское законодательство придерживаются иной точки зрения, об амортизационном фонде никто не вспомнит.
Колонка Редактора

Постоянные авторы
Copyright Медведев М.Ю. © 2012-2020