ЭКАУНТОЛОГИЯ
Сайт, посвященный истории бухгалтерского учета и его неминуемому превращению в компьютерный учет
Что такое объект учета 1
Меню сайта

Войти

Календарь
«  Май 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Архив записей

Случайная картинка

Умная мысль
Как двуликий Янус, бухгалтерия обращена одною стороною к прошлому, а другою – к будущему.
В.Д. Белов

Старинный термин
ПОДКРАСКА – использование красного сторно.

Последняя картинка

Социальные сети

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Время жизни

Приветствую Вас, Гость · RSS 25.05.2020, 21:02

Личка:


Медведев М.Ю.

Что такое объект учета?
 
Немногие отдают себе отчет в том, сколь загадочно понятие объекта учета, употребляемое специалистами по теории бухгалтерского учета к месту и не к месту. Кажется, нет ничего проще: объект учета есть то, что учету подвергается: вещи, обязательства, капитал и т.п. Устойчиво заблуждение в элементарности понятия объекта и среди практикующих бухгалтеров. Тем не менее, далеко не все с определением объекта учета ясно, а что ясно – довольно необычно, причем настолько, что учебники по теории бухгалтерского учета предпочитают обходить этот вопрос стороной. В силу такого обходного маневра понятие объекта учета остается неразработанным и по сей день, а это не может не огорчать поклонников «чистой теории» и всех тех, кто не в силах и далее закрывать глаза на отсутствие сколь-либо приемлемых теоретических обоснований практическим учетным процедурам, предусмотренным действующим законодательством.
Каковы же, по нашему мнению, основные нестыковки теории и практики учета по отношению к понятию объекта учета?
Во-первых, отсутствует четкий и однозначный критерий, что именно должно подвергаться учету. Поскольку система учета представляет собой лишь модель некоторой очень ограниченной части вселенной, именуемой имущественным комплексом, система учета не может быть информационно шире, чем моделируемый организм – таким образом, всегда существует возможность выбора того, что следует, а что не следует подвергать учету.
Вообще, перечень подлежащих регистрации объектов установлен законодательно, но приемлемого критерия в этих требованиях не просматривается.
А) В качестве критерия могла бы быть названа материальность объекта; однако, действующие правила учета не дают к этому повода.
Далеко не все объекты учета материальны – в частности, относящиеся к капиталу и затратам; нематериальны также имущественные объекты, представляющие собой права на интеллектуальную собственность и не слишком удачно именуемые в бухгалтерском учете нематериальными активами. С другой стороны, многие вполне материальные объекты, относящиеся к имущественному комплексу как к некоей ограниченной части вселенной, в учете не регистрируются: так, никогда не пройдет по бухгалтерским документам береза, выросшая сама по себе на территории предприятия, или голуби, сидящие на крыше заводоуправления. Окажется вне системы бухгалтерского учета и собственный персонал – заметим, вполне материальные объекты, – не говоря уже о командированных на предприятие сторонних специалистах. Не регистрируют бухгалтеры и документооборот – движение документов, также представляющих собой материальные объекты, по подразделениям, и т.д.
Б) Другой характеристикой, часто фигурирующей в учебной литературе в качестве универсального критерия включения объектов в систему учета, является право собственности вместе с составляющими его правомочиями: правами владения, пользования и распоряжения.
Действительно, подавляющее большинство объектов, попавших в сферу учета, принадлежат предприятию по тому или иному гражданско-правовому основанию. Тем не менее, ни одно из перечисленных прав по отдельности не может быть названо решающим, особенно если принять во внимание существование двух систем бухгалтерской записи – диаграфической (двойной) и униграфической (простой). Объекты, зарегистрированные в диаграфической системе, находятся на балансе предприятия, а зарегистрированные в униграфической системе – за балансом. Однако, нахождение вещи на балансе или за балансом строго не связано с правом собственности на нее или составляющими это право правомочиями. Два эти момента могут только совпадать и в большинстве случаев совпадают, но такое положение не является строго обязательным. Нельзя быть абсолютно уверенным в том, что вещи, числящиеся по бухгалтерским данным на балансовых либо забалансовых счетах, действительно находятся или не находятся в собственности субъекта учета, т.к. возможны любые комбинации:
  • объект находится на балансе и принадлежит организации (общий случай);
  • объект находится на балансе, но не принадлежит организации (полученное в аренду имущество, если по условиям договора оно учитывается на балансе арендатора);
  • объект отсутствует на балансе, но принадлежит организации (переданное в аренду имущество, если по условиям договора оно учитывается на балансе арендатора).
Аналогичным образом обстоит дело с составляющими право собственности правомочиями. Установить по данным учета, к примеру, факт реального обладания какой-либо вещью также возможно не всегда – встречаются комбинации:
  • объект находится на балансе и находится на предприятии (общий случай);
  • объект находится на балансе, но отсутствует на предприятии (материалы, переданные субъектом учета в переработку);
  • объект отсутствует на балансе, но находится на предприятии (материалы, принятые субъектом учета в переработку).
Если посчитать, что объекты, вне зависимости от своего нахождения на балансе или за балансом, помещены в систему учета, критерий мог бы считаться рабочим, но беда в том, что, помимо объектов, на которые возможно обладать правом собственности, существуют объекты иного рода – уже упоминавшиеся капитал и затраты, – которые с правом собственности связать пока никому не удалось. Подобные неудачи могут означать одно из двух: либо открыть указанную связь еще предстоит, либо право собственности не есть та сущность, сверяясь по которой надлежит регистрировать объекты в бухгалтерском учете. 
В) Еще один критерий, на который часто ссылаются, – возможность оценки объектов в денежном выражении. Под оценкой объекта бухгалтерского учета может пониматься два момента:
  1. наличие у объекта соответствующего реквизита денежного формата;
  2. ненулевое значение этого реквизита.
По поводу первого имеется в виду следующее: к примеру, экологическую обстановку, сложившуюся на предприятии, невозможно или почти невозможно оценить в денежном выражении, т.е. охарактеризовать ее реквизитом денежного формата, поэтому экологическая обстановка и не выступает в качестве объекта учета; в то же время поступивший на предприятие инвентарь оценить легко, – по цене его приобретения, – что и служит причиной его отнесения к объектам учета.
Однако, общеприменимость и этого критерия вызывает сомнения: так, из некоторых правил бухгалтерии вытекает необходимость регистрации работников предприятия – не только имен, но и адресов, наличия иждивенцев и т.п. Но теория бухгалтерского учета объектами учета персонал предприятия не считает, а законодательство по бухгалтерскому учету порядок регистрации персонала никак не регламентирует, хотя фактически учет собственных работников осуществляется на любом предприятии. В обыденном понимании, тем не менее, персонал выступает именно в качестве объекта учета – того, что подлежит регистрации. Таким образом, существует целый слой объектов, таковыми теоретически не признаваемыми, но практически являющимися, чей учет осуществляется вне законодательных рамок и очерченных теорией бухгалтерского учета систем записи.
С другой стороны, в учете часто не регистрируются объекты, без труда оцениваемые в денежном выражении – в частности, обязательства по заключенным, но не исполненным договорам. Обязательство по такому договору существует или существовало, его возможно было оценить, но несмотря на это проведено оно по учету не было – в соответствии с традициями и правилами бухгалтерии.
Таким образом:
  • далеко не все объекты, которые возможно оценить в денежном выражении, подвергаются регистрации в соответствии с действующими правилами бухгалтерского учета;
  • далеко не все объекты, подвергнутые регистрации в соответствии с действующими правилами бухгалтерского учета, возможно оценить в денежном выражении.
Усложняет ситуацию то, что принятая методология бухгалтерского учета не позволяет оценивать объекты по нулевой стоимости (стоимость не может равняться нулю): объекту, обладающему согласно общему правилу нулевой стоимостью, при принятии к учету присваивается оценка – или условная (в 1 рубль), или по иному основанию (обычно не по фактической стоимости приобретения, а по рыночной стоимости). Т.е. – как только объект, требующий регистрации, становится невозможным оценить, в ход вместо общего правила идет частное. Это означает, что критерий регистрации исключительно объектов, обладающих денежной оценкой, не действует, а подменяется требованием: любой зарегистрированный объект должен быть оценен.
Г) Логичным бы казалось установить: критерием регистрации или не-регистрации объекта в системе учета является участие информации в принятии будущих управленческих решений.
Использование такого критерия выглядело бы весьма здраво: есть необходимость в учете объекта – производишь учет; нет необходимости – учета не производишь. Такой подход соответствовал бы полной свободе бухгалтера в выборе методологии, но вмиг сделал бы невозможной какую бы то ни было унификацию учета.
Отечественный учет пошел по иному пути развития: законодательство, хотя и не предъявляя каких-либо теоретических соображений, целенаправленно, в целях приведения всех систем учета к единому знаменателю, регламентирует перечень подлежащих учету объектов. Системы учета, спроектированные различными предприятиями, оказываются соотносимыми между собой, но при этом из дисциплины выхолащивается всякая теория, что приводит к плачевным научным результатам. Глядя на современный учет, не устаешь поражаться его средневековости: с того момента, как учетная методология начала зарождаться в умах ученых людей, она как будто не изменилась не на йоту, а ведь миновали столетия. Последующие поколения неоднократно пытались снять проклятие, на которое был обречена бухгалтерия – быть неизменной в изменчивом мире, – но неизменно вынуждены были отступать.
На перечне регистрируемых объектов методология сказывается достаточно сильно. Многие из объектов, не доступных для регистрации применяемыми методами, оказывают влияние на производственные процессы. Например, если принять за истину, что пятна на Солнце или, положим, токсические выбросы в атмосферу местного комбината воздействуют на самочувствие и, следовательно, производительность работников, станет понятным, что нет никаких теоретических предпосылок данные объекты не регистрировать. Если экологическая обстановка на предприятии важна при оценке производственных перспектив, что же говорить о возможности стихийных бедствий и других плохо оцениваемых факторов?! Утрировав идею до крайней степени, можно посетовать на отсутствие регистрации настроения руководителя предприятия: от того, с левой или правой ноги он поднялся утром с постели, тоже зависит производительность труда его подчиненных – следовательно, этот фактор тоже необходимо принимать во внимание. Нет больших сомнений: предоставь бухгалтерам возможность самостоятельно разрабатывать и оптимизировать методы учета, охочие до загадок русские левши подковали бы и эту блоху, – но, к сожалению, при работе на конвейере они такой возможности лишены.
Итак, научный критерий вычленения объектов из окружающей действительности отсутствует.
Вторая нестыковка теории и практики учета по отношению к понятию объекта учета следующая: даже тогда, когда на подлежащую учету вещь достоверно указано, трудно определить действительное количество вещей, т.е. определить единицу учета.
Представим, что вам необходимо учесть телевизор; на чем базируется ваша уверенность, что вещь одна – на ее пространственной обособленности, на единой функциональности или чем-то еще? Почему бы не учесть отдельно сам телевизор, а отдельно пульт управления к нему, благо пространственно они разобщены? Если же мы имеем дело с т.н. «двойкой», т.е. с телевизором и вмонтированным в него видеомагнитофоном, налицо различная функциональность: в этом случае, очевидно, следовало бы отдельно учитывать телевизор, а отдельно видеомагнитофон.
Если вспомнить, что телевизор и видеомагнитофон далеко не однородны, а состоят из многочисленных пространственно обособленных деталей, каждая из которых исполняет собственные функции, станет очевидным, что определение количества вещей в подлежащем учету объеме пространства не слишком тривиально.
Перечень подлежащих учету вещей законодательство бухгалтерам все-таки предлагает – во всяком случае, практические трудности с этим вопросом у бухгалтеров редки, – но определение единицы объекта приводится лишь для объектов некоторых видов: основных средств, нематериальных активов, объектов капитального строительства и материально-производственных запасов:
  • согласно ПБУ 6\97 «Учет основных средств», единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект. Инвентарным объектом основных средств является объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно обособленный предмет, предназначенный для выполнения определенных самостоятельных функций, или же обособленный комплекс конструктивно – сочлененных предметов, представляющих собой единое целое, и предназначенный для выполнения определенной работы. Комплекс конструктивно – сочлененных предметов – это один или несколько предметов одного или разного назначения, имеющие общие приспособления и принадлежности, общее управление, смонтированные на одном фундаменте, в результате чего каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно. В случае наличия у одного объекта нескольких частей, имеющих разный срок полезного использования, каждая такая часть учитывается как самостоятельный инвентарный объект.
  • согласно ПБУ 14/2000 «Учет нематериальных активов», единицей бухгалтерского учета нематериальных активов является инвентарный объект. Инвентарным объектом нематериальных активов считается совокупность прав, возникающих из одного патента, свидетельства, договора уступки прав и т.п. Основным признаком, по которому один инвентарный объект идентифицируется от другого, служит выполнение им самостоятельной функции и производстве продукции, выполнении работ или оказании услуг либо использовании для управленческих нужд организации;
  • согласно ПБУ 2/94 «Учет договоров (контрактов) на капитальное строительство», объектом бухгалтерского учета по договору на строительство у застройщика и подрядчика являются затраты по объекту строительства, производимые при выполнении отдельных видов работ на объектах, возводимых по одному проекту или договору на строительство;
  • согласно ПБУ 5/98 «Учет материально-производственных запасов», в качестве единицы бухгалтерского учета материально-производственных запасов выбирается номенклатурный номер, разрабатываемый организацией в разрезе их наименований и (или) однородных групп (видов).
Как видно из приведенных дефиниций, законодательство для установления единицы учета предлагает уже упомянутые пространственную обособленность либо функциональное назначение. В отношении договоров на строительство, ввиду специфики учитываемого объекта, представляющего собой затраты, значительна и специфика единицы бухгалтерского учета; в отношении же материально-производственных запасов критерий определения единицы учета вообще отсутствует, поскольку законодательство указывает на тот признак (номенклатурный номер), который не имеется у объекта изначально, а наоборот, должен ему присваиваться в результате установления единицы учета.
В-третьих, остается неясным, в какие моменты один объект превращается в другой.
В бухгалтерском учете объект обычно отождествляется со счетом, на котором он учитывается: переход объекта с одного счета на другой обычно и воспринимается как превращение одного объекта в другой. Однако, поскольку счета бухгалтерского учета представляют собой артефакты, сказать доподлинно, что имеется в виду под происходящими с объектом превращениями, невозможно. Правила бухгалтерского учета постоянно меняются, и полагать, будто научное определение объекта меняется вместе с ними, неумно.
К тому же, полностью отождествлять объекты со счетами бухгалтерского учета довольно проблематично – тому имеется множество подтверждений; приведем некоторые из них.
А) Начисляя амортизацию, бухгалтеры обычно не задаются вопросом, представляет собой средство труда и начисленная на него амортизация два объекта или один, – для бухгалтера это не слишком важно; но мы в силу любознательности этим вопросом зададимся.
Амортизация, по своему определению, представляет собой погашенную часть первоначальной стоимости средства труда – иначе говоря, ту часть стоимости, которую средство труда израсходовало в процессе изнашивания. Это не расходы, которые отражаются по дебету счетов затрат на производство, а нечто совсем иное. Фактически амортизация представляет собой разницу между первоначальной и остаточной стоимостью объекта – одного объекта, а не нескольких. Т.е. объект один, хотя и учитывается на двух различных счетах.
Аналогичным образом обстоит дело и с учетом стоимостных отклонений – к примеру, на счетах «Отклонение в стоимости материальных ценностей» или «Торговая наценка» (все названия счетов приводятся по новому Плану): объект один, но в силу его учета в двух стоимостных измерителях, он одновременно отражается на двух счетах бухгалтерского учета. Говорить о том, что имеют место два объекта – вещь и стоимостное отклонение, образовавшееся в результате оприходования этой вещи по цене, отличной от фактической, – не совсем корректно, поскольку первое неотделимо от второго.
Б) Если объекты однородны, они должны учитываться на одном счете – до недавнего времени это было аксиомой. В некоторых случаях объекты могут быть учтены на разных сторонах счета, но сам используемый счет всегда один и тот же.
Тем удивительнее оказались правила учета гудвилла, установленные ПБУ 14/2000 «Учет нематериальных активов» и некоторыми другими нормативными актами. В соответствии с ними, положительная деловая репутация отражается в бухгалтерском учете в качестве нематериального актива, на счете «Нематериальные активы» а отрицательная – в качестве операционного дохода, на счете «Доходы будущих периодов», с последующим списанием на счет «Прочие доходы и расходы». Получается, что один и тот же объект, будучи активным, проходит по одному счету, а будучи пассивным – по другому (гудвилл по сути представляет собой стоимостное отклонение, поэтому может иметь как активный, так и пассивный характер). Можно было бы предположить, что в этом случае логичнее было использовать счета «Доходы будущих периодов» и «Расходы будущих периодов» – хотя и различные, но представляющие собой две стороны одной медали, – но нормативными актами было решено по другому.
В) На некоторых забалансовых счетах – «Товары, принятые на комиссию» и т.п. – под видом одного на самом деле находят отражение два объекта.
Предположим, что субъект учета принял товар на комиссию: единственная запись, которую он при этом выполнит, – это проведет принятые товары по дебету названного счета. Однако, помимо товаров, у комиссионера имеется еще один объект, который нельзя не принимать во внимание, – обязательство перед комитентом по возврату товара. В суммовом выражении оно равно стоимости товара, поэтому скрыто от глаз бухгалтера за имущественным объектом, но это еще не означает, что его нет. Стоит только представить, что товар портится и теряет часть своей стоимости, при том, что возврату подлежит полная сумма, – как становится очевидным, что принятый на комиссию товар и обязательства по его возврату все-таки различные объекты. То печальное обстоятельство, что законодательство указанный факт игнорирует, – обычное для бухгалтерского учета недоразумение.
Г) Еще более поразителен другой феномен, также связанный с использованием забалансовых счетов. Хотя прямо это ни в каком нормативном акте не указано, но исходя из практики применения забалансовых счетов следует, что, в отличие от счетов балансовых, объекты по ним, вне зависимости от их активного или пассивного характера, поступают всегда по дебету, а выбывают по кредиту. Это связано с принципами применения униграфической системы записи: для забалансовых счетов дебет всегда равносилен приходу, а кредит – расходу.
Учет кредиторских обязательств на забалансовом счете приводит к тому, что наравне с другими объектами поступление этих обязательств отражается по дебету, т.е. – кредиторское обязательство фигурирует но счете в виде дебетового сальдо! Правда, таких счетов единицы – к ним, в частности, может быть отнесен счет «Обеспечения обязательств и платежей выданные», поскольку подобные обеспечения представляют собой, в соответствии с гражданским законодательством, именно обязательства, а не что-то иное.
Таким образом, единственным действующим критерием, в соответствии с которым объекты признаются объектами, остаются требования законодательства, хотя полное и непротиворечивое определение объекта в законодательстве отсутствует. Понятно, что этот критерий – ложный, т.е. он вообще никакой не критерий.
Происходит это вследствие того, что система учета моделирует хозяйственную деятельность: созданная в результате моделирования реальность по понятным причинам не идентична реальности, которую она моделирует. Система учета – это вторая реальность, параллельная первой, представляющей собой то, что мы полагаем реальной действительностью. Объект, существующий в первой реальности, не тождественен объекту второй реальности не только в силу иной природы своего бытия (вещь материальна, в то время как ее отображение в системе учета представляет собой лишь бухгалтерскую запись, т.е. бесплотную информацию), но и в силу того, что реальности разные. Это приводит к возможности исследования обоих объектов: и первой реальности, и второй реальности, – соответственно к возникновению двух научных дисциплин, и т.д.
Это то, что мы имеем несчастье наблюдать ежедневно: существует экономика, занимающаяся хозяйственной деятельностью, и бухгалтерский учет, занимающийся дебетованием-кредитованием счетов, не всякому из которых возможно найти соответствие в имущественном комплексе. Созданная бухгалтерским учетом вторая реальность помаленьку отдалилась от первой и превратилась в самодовлеющую область, со своими законами и принципами, мало соотносящимися с реальной действительностью, чему всячески поспособствовала регламентация учета. Однако, законодательные требования есть следствие, а не источник методологии – они могут подтверждать методологию, но не должны диктовать ей свои условия.
Где же и существует ли вообще та «золотая середина», которая позволила бы максимально приблизить вторую реальность к первой – бухгалтерский учет к реальной экономике? Беремся утверждать, что существует. Кроется она, на наш взгляд, в том, чтобы совместить обе реальности, что при некоторых условиях достижимо. Условием является восприятие первой реальности не в качестве реальности, обладающей иной природой, нежели вторая реальность, но в качестве обладающей идентичной природой. Тогда объекты первой и второй реальностей окажутся приблизительно схожи, что даст возможность разработать подлинно научное определение объекта учета.
Что это должно означать? То, что вселенная представляет собой ни что иное, как информационную систему. А что если вселенная действительно сотворена Создателем – или природой, если Вам угодно, – в виде базы данных, и все то, что мы имеем возможность наблюдать вокруг, эту юродствующее титаническое мироздание, частью которого мы являемся, создано и функционирует по тем же законам, что и информация в наших компьютерах? Если это допустить, а это весьма легко допустить, сложные взаимоотношения двух реальностей начнут проясняться. Во всяком случае, станет возможным выделить два момента:
а) Вторая реальность (система учета) моделирует часть первой реальности (мироздания). Отсюда следует, что критерием включения или не-включения объектов в систему учета должна все-таки служить необходимость информации об этих объектах в принятии управленческих решений.
Вопрос, регистрировать или не регистрировать объект в системе учета, не является вопросом бухгалтерии – это вопрос не к бухгалтеру, а скорее к менеджеру, ибо только последний может определить, какая информация потребна ему для принятия решений. Однако, после того, как круг регистрируемой информации определен, эта информация, что бы она собой не представляла, должна быть зарегистрирована. Каким образом ее следует регистрировать; вообще, структура учетных баз данных и методология функционирования системы – вопросы чисто бухгалтерские. Только бухгалтер способен разрешить их – это его прерогатива и хлеб насущный.
В настоящее время бухгалтер действует, основываясь на многочисленных нормативных материалах: в смысле применения альтернативных методологий он опутан бесчисленными инструкциями, не сверяясь с которыми он не может сделать буквально ни одного шага. Но в идеале действовать бухгалтер должен исходя, с одной стороны, из заданий менеджера, а с другой – исходя из законов обращения информации, общих, как мы предположили, и для устройства вселенной и для устройства системы учета.
б) Эти информационные законы составляют второй момент, достойный нашего упоминания, – только они определяют изначальное понятие объекта учета. Законы учета имманентно присущи природе; бухгалтеру необходимо лишь «выудить» их оттуда – подобно тому, как Ньютон «выудил» из природы закон всемирного тяготения, – а потом применить на практике.
Мироздание – творение Божие; один этот аргумент поворачивает современный учет вспять. Критерием принадлежности той или иной учетной процедуры к творениям Божьим является ее рациональность; это один из главных постулатов идеального учета – без рациональности он просто рассыпается в прах. Вселенная устроена рационально, поэтому нерациональные приемы и методы учета не могут составлять предмет учета.
Нерациональность применяемой в настоящее время методологии заставляет усомниться в ее нацеленности на исследование законов вселенной. Безусловно, учет может быть организован различными способами, но из числа всех способов может – а потому должен – быть выделен один наиболее оптимальный. Естественно, какие-либо гарантии, что именно нами найден и обсуждается самый оптимальный алгоритм, отсутствуют, но ни одна серьезная дисциплина и не претендует на окончательную истину; напротив, непрерывное развитие идей, заключающееся в отказе от одних понятий и приятии новых, в соответствии с единым принципом, составляющим стержень любой дисциплины, является признаком жизнестойкости любой системы научных взглядов.
Поскольку понятие оптимума относительно, различные алгоритмы могут оказываться оптимальными или неоптимальными в различных ситуациях. В практической деятельности выбор схемы учета зависит от множества факторов: сложности решаемой задачи, типа аппаратного и программного обеспечения, квалификации работников и т.п. Теория учета перечисленными факторами должна пренебрегать и неукоснительно сосредотачиваться на теории идеального учета, на который ни аппаратное, ни программное обеспечение, ни квалификация работников повлиять не могут. Аппаратное, программное обеспечение и другие факторы, не относящиеся к методологии учета, должны игнорироваться: в самом деле, не ограничивать же окрыленный полет научной мысли на том основании, что технологические возможности пока не позволяют реализовать его в полной мере. Безусловно, подсчет объектов, осуществляемый на заведомо высоком уровне абстракции, не направленном на решение прикладных задач, еще не означает, что сделанные выводы для прикладных отраслей абсолютно бесполезны и не смогут быть применены в будущем.
Теперь представим, что в открытом космосе космонавтами обнаружено нечто весьма необычное, что в результате сложных манипуляций помещено в контейнер и ожидает отправки на Землю. При этом произвести фото– и киносъемку этого нечто по техническим причинам не удалось, а связь с космическим кораблем потеряна. Известно, что имеется нечто, но не известны его устройство, назначение, внешний вид и т.п. Спрашивается, возможно ли специалистам на Земле осуществить учет указанного предмета (или предметов), а если да, то каким образом?


Колонка Редактора

Постоянные авторы
Copyright Медведев М.Ю. © 2012-2020