ЭКАУНТОЛОГИЯ
Сайт, посвященный истории бухгалтерского учета и его неминуемому превращению в компьютерный учет
Рождение русской бухгалтерии
Меню сайта

Войти

Календарь
«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Архив записей

Случайная картинка

Умная мысль
Индивидуальность работника играет в счетной практике исключительно большую роль. Эта роль, хотя и содержит в себе известные творческие элементы, является, однако, наиболее мрачной стороной бухгалтерского бытия.
И.М. Шухатович

Старинный термин
ВЕРШОНКИ – плата посреднику за предоставление работы.

Последняя картинка

Социальные сети

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Время жизни

Приветствую Вас, Гость · RSS 22.05.2018, 22:32

Личка:



Рождение русской бухгалтерии

Самым трудным было выбрать «правильную» дату, с которой приступить к описанию. Было ясно, что летопись русской бухгалтерии должна начинаться с самого первого, наиболее отдаленного упоминания о ней. Вот только когда русскую бухгалтерию впервые упомянули, то есть когда она родилась, никто толком сказать и раньше не мог, да и сейчас не может.
Тут важно, какое в термин вкладывать содержание. Если бухгалтерский учет есть метод исчисления характеристик хозяйственной деятельности, как принято считать и как составители тоже считают, приходится признать, что учет существовал на территории России с того незапамятного момента, когда эту территорию облюбовали первые первобытные племена. Разумность человека предполагает ведение им хозяйственной деятельности – пусть самой примитивной, тем не менее деятельности, – а любая хозяйственная деятельность всегда сопровождается всякими насущными сомнениями: чем лучше заняться? как лучше справится с выбранной задачей? как справедливей распределить добытое? и другими подобными. Если посчитать такого рода мысли – особенно содержащие разного рода арифметические подсчеты – за первоначальный учет, то определить момент зарождения русской бухгалтерии совершенно немыслимо: потребуется установить мгновение, когда наш древний, замахнувшийся каменным топором на доисторическое животное пращур впервые начал прикидывать в уме, сколько месяцев он с этого мяса прокормится.
Такой подход для датировки рождения бухгалтерского учета не годился, поэтому составителям пришлось остановиться на другом. Альтернативный подход заключался в том, что бухгалтерия – не столько мыслительный, интеллектуальный акт хозяйствующего субъекта, сколько акт, навязываемый этому субъекту силой. Если перенестись в реалии современного мира, бухгалтерский учет – не хозяйственные записи, которые какой-нибудь дачник вносит в блокнотик для своих скромных садово-огородных потребностей: сколько и на какой грядке посадил редиски, а сколько укропа, – а налоговая декларация, в случаях, когда ее составление навязывается гражданину государством. Можно быть уверенным, что бедному физическому лицу эта налоговая декларация абсолютно не к чему и вообще он всеми фибрами души ее отторгает, тем не менее заполняя именно такой документ, это лицо ведет бухгалтерский учет.
Чаще, конечно, ведение учета регламентируется не для физических, а для юридических лиц, но это ничего не значит, поскольку принцип идентификации бухгалтерии найден. Согласно данному принципу, бухгалтерский учет – учетная методология, навязываемая государством. Становится понятным, где искать следы юной русской бухгалтерии – в зарождении русской государственности. Раньше, чем зародилось русское государство, правители которого получили возможность силой своей власти осуществлять или заставлять кого-то осуществлять бухгалтерские процедуры, никакой русской бухгалтерии быть не могло.
Конечно, и момент образования русского государства – точнее, русских государств, ибо начиналось все, как говорят сейчас, в децентрализованном порядке – тоже покрыт некоторым историческим полумраком и продолжителен во времени. Тем не менее он исследован гораздо больше, чем зарождение русской бухгалтерии. Сначала на территории современной России обитали племена, потом из племен образовались княжества, которые впоследствии объединились в централизованное государство. Пусть какой-нибудь профессиональный историк – мы имеем в виду, общего профиля, не от бухгалтерии – подпрыгнет при этих словах, как ужаленный, и примется писать во все инстанции о невероятной некомпетентности составителей настоящего исторического труда, однако остановимся на этом действительно упрощенном варианте. Для нас важно понять, что такое бухгалтерия и откуда она взялась, а не участвовать в чуждых для нас спорах профессионалов иной отрасли.  Принципиально установить, каким был самый первый бухгалтерский акт, осуществленный правителями этих русских племен, княжеств или централизованного государства, потому что именно этот акт, исходя из принятой концепции, и следует, по нашему мнению, объявить началом русской бухгалтерии.
Каким вообще может быть этот самый первый бухгалтерский акт? Ответ на этот вопрос кроется в самой государственности, а именно в ее целях и способе существования – из чего, как сейчас станет понятно, вытекает и диалектическое развитие учета как научной дисциплины.
Для любого государства жизнен вопрос о сборе налогов, за счет которых это государство существует. Соответственно, первоначальный учет зародился в качестве метода налогообложения. Вождям племен, князьям и царствующим субъектам территориальных образований незачем было навязывать своим подданным какую-то учетную методологию, кроме как затем, чтобы взимать с них налоги.
Обратите внимание, как терминологически блистательно проработан налоговый вопрос в летописях и других дошедших от тех далеких времен немногочисленных известиях:
  • дары – добровольные приношения жителей;
  • поклоны – то же самое;
  • дань – плата с побежденного народа;
  • оброк - плата за пользование землею;
  • черный бор – плата с простого народа;
  • мыт – проезжая пошлина;
  • гостиная дань - пошлина за право торговли в чужом городе;
  • тамга – таможенные сборы;
  • урок – сбор, количество которого точно определено;
  • померное – пошлина при продаже измеряемых товаров;
  • ясак – поголовная пошлина с восточных инородцев;
  • пятно – пошлина за клеймение лошадей;
  • и т.д.   
Существуют названия пошлин – например, осмничее, – характер которых является спорным, то есть историки до сих пор не могут решить, за что именно данный сбор взимался… но что взимался, сомнений у них не возникает. Не менее обильны названия официальных лиц, осуществлявших сборы разных видов. Тут и даньщики, и опищики, и черноборцы, и мытчики, и заставщики, и перевозщики, и таможники, и гостинщики, и пудовщики со своими помощниками – робятами, и померщики, и осмники, и пятенщики, и численники, и пошлинники. Подобное терминологическое разнообразие неспроста: в целях своего самосохранения, государство занималось в первую очередь, и во вторую очередь тоже, и даже в третью очередь сбором налогов, для чего ему требовалась подходящая методология. Нужно же было знать, каким образом и сколько с кого налогов собирать.
Точно неизвестно, каким образом действовали первые руководители племен, обитавших на территории современной России, но в какие времена осуществлялось налогообложение первыми русскими князьями, известно: первые упоминания о налогообложении отыскиваются в летописях XI века.
1014 г.: «Ярославу же сущю Новгород и уроком дающю Киеву две тысячи гривн от года до года, а тысячю Новгород гридем раздаваху, а тако даяху посадници Новгородстии, а Ярослав сего не даяше отцю своему».
1070 г.: «В сеже время приключися прити от Святослава (на Белоозоеро) дань емлющю Яневи, сыну Вышатину…»
1093 г.: «…перея всю землю Муромску и Ростовьску и посажа посадники по городам и дани поча братии».
По некоторым свидетельствам, князья все лето проводили в войне, а остальное время года, начиная с ноября, кочевали по подвластной территории, продовольствуя свой двор и свою дружину за счет собственных и покоренных народов. При таком своеобразном княжеском поведении на первый план выходило: сколько на налогооблагаемой территории обитает жителей? насколько они зажиточны? Попытки решить эту задачу приводили к исчислению количества жителей, проживающих на налогооблагаемой территории, и степени их зажиточности, что решалось первоначально на глазок, а позднее проведением переписей. Так возникла статистика, представляющая собой бухгалтерский учет на его ранней, первой стадии и заключающаяся в спорадически, а позднее периодически выполняемом подсчете объектов  и субъектов хозяйственной деятельности.
Как и всякая другая, методология бухгалтерского учета не стояла на месте. Совершенствование, на второй стадии бухгалтерского учета, было связано с поручением раскладки и сбора налогов доверенным лицам, назначавшимся ответственными за определенные территории. Князьям было неудобно самим кочевать по стране, а гораздо покойней было перепоручить хлопотное дело приближенным - сами же властители земли русской, подобно властителям других земель, предпочитали заниматься более радостным, в окружении двора, времяпровождением.
Назначаемые для сбора налогов приближенные были не только по-молодому деятельны и абсолютно лояльны, но, как часто водится, еще и нечисты на руку. Это заставило властителей сначала отдавать территории или отдельные виды деятельности на откуп, то есть в полное распоряжение «надежных» лиц, с назначением причитающейся в казну величины сбора. Суммы свыше назначенной величины откупщики могли, на законном основании, оставлять себе. Надо полагать, они столь неплохо на таком порядке зарабатывали, что скоро руководители государства сочли – по крайней мере, в общегосударственных масштабах, – откупной порядок налогообложения неприемлемым, ввиду чего положили сборщикам налогов твердую оплату. Отныне «надежные» люди, ставшие обыкновенными государственными служащими, находились на окладах: они лишь осуществляли сбор налогов с населения, и сколько бы ни собрали, все обязаны были передать в казну.
Для того, чтобы знать, сколько налогов собрано чиновниками, потребовалась новая методология, совершенно непохожая на статистическую. Сейчас такую методологию называют камеральной бухгалтерией: заключается она в регистрации приходов и расходов объектов хозяйственной деятельности, вне ведения какой-либо предпринимательской деятельности. Это, если употребить современную терминологию в отношении рассматриваемых нами достопамятных времен, та методология, которую используют состоящие на бюджетном финансировании государственные учреждения. Поэтому синонимы камеральной бухгалтерии: государственная, бюджетная.
Итак, статистическое хозяйство со своими наработками осталось для исполнения разных государственных нужд, но бухгалтерия методологически переориентировалась: отныне бухгалтерский учет состоял не в спорадическом проведении переписей, а в полной и последовательной, от факта к факту, регистрации доходов и расходов (иначе говоря, того, что собрано, и того, что передано) государственных органов в специальных учетных книгах, ибо – как еще могла осуществляться регистрация в те времена? Только так. Надо сказать, что в вопросах ведения специальных учетных книг русские бухгалтеры добились немалых успехов – столь немалых, что идеями тех времен еще пользуются наши современники, – причем методологические идеи эти, насколько можно судить, не были заимствованы издалека.
Заимствование произошло позже, на третьей стадии развития отечественного учета, когда руководители государства пришли к нехитрой мысли – правильней сказать, развитие производительных сил и производственных отношений натолкнуло их на нехитрую мысль: чем назначать чиновников для сбора налогов, выгодней перепоручить это дело налогоплательщикам. К тому времени хозяйственная деятельность велась вполне сформировавшимися хозяйственными единицами: дворами, лавками, мастерскими, – которые к тому же имели постоянную тенденцию к укрупнению. Так пусть же, – решила сама жизнь за правителей земли русской, – подданные сами считают налоги, которые они должны выплатить в казну! Так и было сделано. В результате, возник новый бухгалтерский учет, назначенный для самостоятельного расчета налогоплательщиком его налоговых обязанностей. Очень вовремя в этом смысле – мы хотим сказать, для себя вовремя – подоспела пришедшая из Генуи и Флоренции двойная бухгалтерия, ранее незнакомая русским бухгалтерам учетная методология, которая была ими позаимствована. Так новый бухгалтерский учет приобрел современное содержание. При этом финансовый аппарат, ранее созданный для целей налогообложения, сохранился в полном, а то и увеличенном объеме: нужно же было кому-то контролировать, чтобы подданные, осчастливленные дарованной им возможностью самим насчитывать на себя налоги, не начислили больше, чем положено.
Как видим, каждая новая стадия в становлении бухгалтерского учета сопровождалась отпадением атавистических методологий, однако же продолжавших свое независимое от бухгалтерии существование. При переходе от первой стадии ко второй от бухгалтерского учета отпала статистика, ныне почитающаяся – многими, только не людьми, пишущими эти строки – в качестве самостоятельной дисциплины. Разве бывает наука, остановившаяся в своем развитии?.. При переходе от второй стадии к третьей от бухгалтерского учета опять же отвалилось налогообложение, как и статистика, представляющее вроде бы отдельную экономическую дисциплину… Хотя что это за дисциплина, не имеющая собственной теории, а имеющая одну практику?! Отработанные методологии отпадали, чтобы путем усыхания превратиться в мумифицированные трупы, а потом и вовсе истлеть, в то время как нетленная бухгалтерия продолжала жить полноценной жизнью.
«Теория, мой друг, суха, но зеленеет древо жизни».
Нам могут возразить, что статистические переписи, камеральная бухгалтерия и современный имущественный – как его называют, патримониальный – учет являлись методологиями разных рядов, и лишь фантазия составителей заставляет объединять их под одним названием. Возможно и так, однако приняв бухгалтерию за развивающееся и обусловленное появлением государственности явление, нельзя не признать, что она и не может представлять неизменную на протяжении веков методологию. Напротив, она должна представлять собой разные методологии, зависящие от способов, которыми государство осуществляет налогообложение. Изменяются способы налогообложения – изменяется и бухгалтерский учет.  
Три изменения в используемых государством способах налогообложения, случившиеся на протяжении исторического развития России, предопределили наличие трех бухгалтерских методологий:
Статистический учет - переписи объектов и субъектов хозяйственной деятельности, осуществляемые государственными органами;
Камеральный учет – осуществляемый ими же учет собранных денег и их расходования. Переписи, хотя и утерявшие былую методологическую прогрессивность, сохраняются в качестве остаточного явления и элемента новой методологии;
Современный бухгалтерский учет – расчет налогов к уплате, выполняемый самими налогоплательщиками, при общем контроле со стороны государства.
В настоящее время исторические методологии бухгалтерского учета врастают одна в другую и переплетаются, как виноградные лозы. Какое нашему летописному труду до них дело? Теперь, когда дана дефиниция бухгалтерского учета, составителям по силам указать точную дату рождения своей любимой науки.
Итак, датой рождения русской бухгалтерии должно считаться первое упоминание о проведенной на территории России переписи.
Конечно, первое упоминание о переписи не равнозначно первой состоявшейся переписи – могли состояться более ранние переписи, сведения о которых до нас просто не дошли, – однако мы вправе говорить по крайней мере об официальной, то есть официально зарегистрированной дате рождения. Такая дата уже может быть названа.
 
Литература:
  • Осокин Е. О понятии промыслового налога и об историческом его развитии в России – Казань, 1856.
  • Познанский И.С. О финансах, деньгах и пошлинах в России - Спб., тип. товарищества «Общественная польза», 1868.
  • Блех И.И. Устройство финансового управления и контроля в России в историческом их развитии – Спб,. 1895.


Колонка Редактора

Постоянные авторы
Copyright Медведев М.Ю. © 2012-2018