ЭКАУНТОЛОГИЯ
Сайт, посвященный истории бухгалтерского учета и его неминуемому превращению в компьютерный учет
История бухгалтерии
Меню сайта

Войти

Календарь
«  Июль 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Архив записей

Случайная картинка

Умная мысль
В бухгалтерии нет ничего неясного, ничего запутанного, и от человека, занимающегося ею, требуется лишь знание ее путей и добросовестное отношение к делу.
Г. Бычков

Старинный термин
ПОДСУСУДНИК – в Древней Руси: зависимый наниматель дома (или его части), живший в усадьбе хозяина.

Последняя картинка

Социальные сети

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Время жизни

Приветствую Вас, Гость · RSS 09.07.2020, 18:21

Личка:



 
1. Бухгалтерский учет имеет свою историю
История бухгалтерского учета – праматерь всех наук. Только благодаря ей можно прикоснуться к тайнам, скрытым в пелене времени; только благодаря истории на свет всплывают поразительные факты, до того пребывавшие во мраке забвения. Кто бы мог, к примеру, подумать, что чашка цикуты, которую выпил Сократ, обошлась ему в полторы драхмы, Распутин никогда не сдавал простыни в прачечную, а Пушкин является кандидатом экономических наук? Никто. Только история дает нам ответ на эти и другие вопросы.
 
2. Периодизация истории
Периодизация истории бухгалтерского учета насчитывает три части:
·       первая – все, что было до бухгалтерского учета;
·       вторая – непосредственно бухгалтерский учет;
·       и третья – его история вплоть до текущего момента.
Первый период включает в себя различные подготовительные к изобретению бухгалтерского учета мероприятия.
Некоторые источники выделяют семь этапов, на протяжении которых человечеству удалось подготовиться к появлению бухгалтерии: формирование земной тверди, формирование небесного свода и т.д., с формированием на последнем этапе самого бухгалтера. Однако не следует забывать и о таких обслуживающих бухгалтерский учет дисциплинах как астрономия, география, химия, философия, политика, медицина, кулинария и многие другие, без скромного участия которых бухгалтерский учет не был бы столь велик и неповторим, как теперь.
Второй период начинается непосредственно после изобретения бухгалтерского учета, этим же знаменательным событием и заканчивается.
Историческая краткость этого периода дает основания полагать, что бухгалтерский учет – самая стабильная наука из всех известных человечеству. Остальные науки мучаются от своего несовершенства, все время что-то добавляют и убавляют, постоянно изменяют одним принципам, чтобы изобрести другие, и лишь бухгалтерский учет гордо в своем совершенстве парит над этой недостойной его суетой. После того, как был издан первый печатный труд по бухгалтерии – а произошло это в далеком 1494 году, – бухгалтерия ничуть не изменилась. Современные учебники по бухгалтерскому учету бодро излагают передовые воззрения на методологию учета средневековых монахов и обещают добавить еще что-нибудь свеженькое при переиздании. Так сохраняется преемственность бухгалтерских идей. Подобное положение делает бухгалтерский учет максимально преемственным.
Преемственность, заметим, очень удобна для изучающих бухгалтерию: если для овладения прочими науками необходимо не менее пяти лет грызть их гранит, то для того, чтобы раскусить бухгалтерию, достаточно двухнедельных курсов, с которых специалист, свеженький как огурчик, выскакивает готовым не медля приступить к составлению отчетности. Как только что вылупившийся цыпленок немедленно встает на ноги и бежит искать вкусных червяков, так только что народившийся бухгалтер первым делом спешит набить на компьютере первую бухгалтерскую проводку и составить первый проверочный баланс.
Последний период нашей классификации более продолжителен и богат лицами и событиями.
История бухгалтерского учета, варясь в собственном соку, есть неисчерпаемая кладезь мудрости. Стоит какому-нибудь молодому неоперившемуся автору написать о том, как здорово другой автор пересказал основные идеи, содержащиеся в не дошедшем до нас труде третьего автора, как сам он, становясь частью истории, немедленно делается объектом домогательств последующих историков. Так, из века в век, творится наука истории.
 
3. Первые упоминания о бухгалтерском учете
Первые упоминания о бухгалтерском учете относятся к тем доисторическим временам, которые называют седой древностью. Ничего достоверного об этой седой древности не известно – за исключением того, что первые упоминания о бухгалтерском учете относятся именно к этому периоду. Данный доисторический отрезок настолько туманен, что возникают расхождения в самом определении древности: представители одних научных школ полагают ее седой, а представители других – глубокой[1]. Как бы там ни было, в самом начале седой (глубокой) древности никакого бухгалтерского учета еще не существовало, а к ее окончанию он образовался – таким образом, момент появления бухгалтерии можно датировать довольно точно.
К несчастью, первичных бухгалтерских документов, подписанных этим периодом, не сохранилось. Современные исследователи вынуждены сочинять диссертации, основываясь на диссертациях предшественников, на богатом фактическом материале которых складывается абсолютно достоверная картина происходившего в эпоху неолита.
 
4. Зачатки автоматизации
Легко сказать – изобрести бухгалтерский учет. Для того, чтобы его изобрести, потребовалось очень много времени.
Сначала считать пришлось по пальцам, то есть пальцы выступали в качестве первого допотопного орудия автоматизации математических вычислений. Пределом таких вычислений было число пять, и только отдельные продвинутые племена, в которых случайно появлялись на свет шестипалые уродцы, могли увеличить число учитываемых объектов до шести. Сменился не один десяток поколений, прежде чем кто-то не сообразил, что считать можно не только по одной, по и по обеим рукам – так количество используемых чисел резко возросло до десяти; вскоре задействовали и пальцы на ногах, увеличив таким образом максимальное число до двадцати. На двадцати автоматизация надолго, вплоть до начала XX века, забуксовала, поскольку приставить человеку дополнительные пальцы не представлялось тогда никакой возможности.
 
5. Изобретение денег
Одной из главных вех в становлении бухгалтерии стало изобретение денег. Конечно, деньги! Для того, чтобы вести бухгалтерский учет, просто необходимо было изобрести деньги, ведь не изобретя деньги бухгалтеры не смогли бы выплачивать себе заработную плату.
Можно только догадываться о силе тех эмоций, которые испытал наш сообразительный пращур в момент изобретения им денег. Вероятно, он, как резаный, заорал «Эврика!» и уже через минуту объяснял сбежавшимся соплеменникам, как следует изобретать деньги. Те, в отличие от изобретателя, оказались не слишком понятливыми, поскольку вместо того, чтобы сразу изобрести бумажные купюры, сначала изобрели какие-то непонятные средства обмена. Чуть ли не до новейших времен отдельные непросвещенные племена использовали в качестве денег черт те знает что: кокосы, ракушки, минералы, папоротники, палки, кости, скальпы, ослиные шкуры, козлиные копыта, плоды хлебного дерева и другие экзотические предметы, хотя в законе «О бухгалтерском учете» совершенно ясно написано, что учет должен вестись в валюте Российской Федерации. Все это настолько затормозило в местностях, где обитали эти несуразные племена, развитие бухгалтерского учета, что они так бы и оставались первобытнообщинными, если бы не встреча с цивилизованными людьми, которые живо им объяснили, что основные средства следует принимать на баланс по счету капитальных вложений, а эмиссионный доход относить на увеличение добавочного капитала. Осознав свое невежество, туземцы без колебаний влились в лоно цивилизованного человечества – кроме тех, конечно, которые предпочли податься обратно в джунгли.
Лишь по прошествии значительного периода времени деньги были изобретены во всех ныне существующих ныне формах: монетных, бумажных, безналичных, в виде ценных бумаг и т.п.
 
6. Учет в эпоху античности
Появление на заре цивилизации денег не могло еще дать бухгалтерии в ее современном виде, по причине чего пришлось расстараться бухгалтерам, жившим в последующие эпохи. К сожалению, у нас отсутствует целостная картина того, каким был бухгалтерский учет в античные времена – сохранились лишь незначительные, не связанные между собой фрагменты.
Египет. Египетские бухгалтеры вели записи на каменных плитах. Фараоны требовали, чтобы каждый бухгалтер всегда имел при себе текущие документы, поэтому за каждым египетским бухгалтером плелась длинная процессия рабов, перевозивших первичную документацию на повозках, запряженных ослами. Поскольку осел являлся в Египте священным животным, первичная документация так же, как и осел, была неприкасаема – таким способом фараоны блюли коммерческую тайну.
Месопотамия. Про Месопотамию известно только, что проштрафившихся бухгалтеров там пороли в специально предназначенных для этого помещениях, отдельно от других слуг и рабов. Это свидетельствует и о той значительной роли, которую играли бухгалтеры в этом богатом землевладельческом государстве.
Персия. Про Персию рассказывают следующее. Однажды Ксеркс в шутку попросил придворного счетовода подсчитать количество волос на своей царской голове. Бухгалтер решил поддержать шутку и попросил своего повелителя прислать голову в его рабочий кабинет, дабы он мог произвести вычисления в спокойной обстановке. Перед тем, как казнить бухгалтера за дерзость, Ксеркс очень долго смеялся остроумному ответу. С тех пор бухгалтеры предпочитают не шутить над своими непосредственными начальниками.
Индия. Основную проблему индийской бухгалтерии составлял учет слонов. Слон очень массивное животное, поэтому сначала из слоновьего бивня вырезали уменьшенную копию слона, которую уже затем регистрировали в бухгалтерском учете. Бивень отпиливали у самого объекта учета, поэтому было хорошо видно, проходит слон по учету или нет: все зарегистрированные слоны имели по одному бивню, а незарегистрированные – по два. Когда слон умирал от старости или погибал в бою, фигурку выкидывали. Множество этих фигурок валялось буквально под ногами. Простые индийцы подбирали их и отдавали своим детям для игры. Так родились шахматы. Изобретение шахмат – заслуга бухгалтерского учета.
Китай. Про китайскую бухгалтерию известно только, что она велась на рисовой бумаге палочками для еды.
Рим. Бухгалтерский учет в Римской империи знаменит порядком разрешения налоговых споров. Предпринимателей, к которым имелись налоговые претензии, выпускали на арену Колизея, чтобы они в честном поединке могли подтвердить свою невиновность; с другой же стороны выпускали голодных львов или налоговых полицейских. Надо ли говорить, в чью пользу оканчивались подобные зрелища! Если, несмотря ни на что, предприниматель оставался жив, заседавшие тут же неподалеку присяжные заседатели выставляли палец вниз и тем самым выносили вердикт, после чего налоговые полицейские взыскивали с предпринимателя оставшееся.
Греция. В Греции бухгалтеров было принято набирать из бывших гетер, как самых аккуратных и покладистых гражданок. Они были настолько аккуратны и покладисты, что мужчины часто забывали, за какой надобностью к ним зашли. С тех пор спорить со своим начальством считается у бухгалтеров верхом непрофессионализма.
 
7. Лука Пачоли и его роль в мировой истории
Средневековая бухгалтерия – первая, о которой известно что-либо определенное. Так, определенно известно, что отцом-основателем бухгалтерии является Лука Пачоли, который изобрел староитальянскую форму учета. По удивительному совпадению, Пачоли тоже был итальянцем. Правда, определенно не известно, почему так повезло именно Пачоли: Бенедетто Котрульи, к примеру, написал о двойной бухгалтерии гораздо раньше и тоже был итальянцем, да мало ли итальянцев жило в средние века.
По последним научным данным, трактат Пачоли устарел задолго до своего первого опубликования. Это похоже на правду: этот трактат столь сильно напоминает современные учебники по теории бухгалтерского учета, что в нем просто не может быть ничего современного. К тому же, Пачоли весьма уничижительно отзывался о профессии бухгалтера и даже обзывал бухгалтеров петухами (бухгалтер – это петух, который бодрствует и сторожит), так что вообще непонятно, за какие заслуги бухгалтерское сообщество так его превозносит.
В принципе, открыть двойную бухгалтерию мог кто угодно. Первоначально родоначальником двойной бухгалтерии планировал стать Колумб, но потом передумал и открыл Америку. Та же история приключилась с Коперником, соблазнившимся на астрономические исследования, и многими другими, пока, наконец, на эту рисковую роль не согласился второстепенный итальянский математик, без имени и перспективы войти в историю.
Надо сказать, математик не прогадал. После «Трактата о счетах и записях», ненароком зафиксировавшего принцип двойственности, развитие учета в средневековой Европе как будто прекратилось. Бухгалтеры еще пыжились изобрести что-то глобально новое – перечень имен и научных гипотез весьма и весьма обширен, – но сделать ничего более умного, чем опубликовать первый учебник по бухгалтерскому учету, им не удалось. Все позднейшие бухгалтерские исследования не выходят из русла, очерченного работой удачливого итальянца.
Многие поругивали Пачоли и предлагали что-то свое, но, несмотря на самую убедительную и неоспоримую, с их точки зрения, аргументацию, усилия оставались втуне – двойная бухгалтерия словно насмехалась над попытками ее опровергнуть и торжествовала, а трактат о счетах и записях превратился в бестселлер. Век пробегал за веком, но на методологии бухгалтерского учета течение времени как будто не сказывалось.
 
8. Учет в дореволюционной России
Про древнюю русскую бухгалтерию известно только, что она была чрезвычайно самобытной.
Казалось бы, известно немногое, но очень многое для историка бухгалтерского учета может дать изучение фольклора. К примеру, русская народная поговорка «денюжки счет любят» неопровержимо свидетельствует о том, что древние русские бухгалтеры были знакомы с принципом оценки. Другая поговорка – «без бумажки ты какашка» – говорит об их знакомстве с принципом документирования. Знали на Руси толк и в расчете финансового результата, не зря же придумали пословицу «считать сели – веселились; посчитали – прослезились». Хозяйничали, впрочем, кто во что горазд, и сама пословица об этом говорит. Таким образом, оценка, документирование и расчет финансового результата были изобретены в России гораздо раньше, чем в остальной Европе. Пусть всегда самодовольные, а ныне бесталанные немцы и итальянцы придерживаются мнения, будто это они являются отцами-основателями бухгалтерии – мы-то знаем, что все мало-мальски дельные изобретения, в том числе в области бухгалтерского учета, были придуманы в русской глубинке, а оттуда уже доставлены в Европу по варшавскому тракту.
Объективности ради признаем, что учебники по бухгалтерскому учету появились у нас чуток позже, чем в остальной Европе. До них на Руси господствовало так называемое берестяное право. Библиотеки берестяных грамот составляли берестяные справочно-правовые системы, которыми торговали на базарах вместе с пирогами и квашеной капустой. Назывались такие грамоты «Береста-Плюс». Если кто-то не мог приобрести справочно-правовую систему, он всегда мог пойти в близлежащую березовую рощу и надрать там бересты бесплатно. Петр Первый попытался отменить берестяное право, но ему это не удалось, несмотря на суровые репрессии.
Так и оставалась бы русская бухгалтерия берестяной, если бы в начале XIX века в России не появились, наконец, первые переводные учебники по бухгалтерскому учету, отпечатанные на хорошей писчей бумаге. Если сравнить те первые старинные русские учебники с нынешними, выяснится, что отличаются они от нынешних только годом издания. Чтобы представить, как они выглядели и что в них писали, пойдите в ближайший книжный супермаркет, возьмите с полки любое учебное пособие по бухгалтерскому учету и закройте пальцем дату издания: вот точно так и выглядели учебники, издававшиеся около двухсот лет назад; содержание же не изменилось ни на йоту.
Появление переводной бухгалтерской литературы стало огромным научным прорывом, справедливо названным «окном в Европу». Однако наши счетоводы не думали на том останавливаться и быстренько организовали русскую национальную школу бухгалтерского учета. Первым делом стали издаваться оригинальные учебники по сельскохозяйственному счетоводству. Можно себе представить, как в какой-нибудь дворянской вотчине вернувшийся с охоты хозяин надевал свой любимый персидский шлафрок и, вздохнув, усаживался с гусиным пером в руке в мягкое кресло, где приступал к сочинению труда под названием «О влиянии двойной бухгалтерии на урожайность злаковых в Ивановской губернии». Выходило ничуть не хуже, чем у какого-нибудь завзятого англичанина или голландца. Потом, конечно, стали появляться учебники и по промышленному счетоводству, и по различным его отраслям, и пошло, поехало. К концу XIX века бухгалтерский учет в России расцвел махровым цветом, чему весьма способствовали гордые и независимые нравы русских бухгалтеров, не терпевших чужих авторитетов и всемерно стремившихся к полному воцарению на академическом пьедестале своих собственных.
 
9. Езерский и «Счетоводство»
Классическим примером в этом отношении является история г-д Езерского, с одной стороны, и Вальденберга с Вольфом, с другой. Первый из упомянутых г-д создал тройную систему счетоводства, чем опередил свое время неизвестно на какой промежуток времени, поскольку смысл разработанной им теории до сих пор не укладывается в головы современных ученых. Упомянутые вторыми г-да основали первый в России журнал по бухгалтерскому учету «Счетоводство», чем также опередили время, хотя и на меньший промежуток времени.
Журнал «Счетоводство» придерживался мнения, будто самой передовой является двойная система, тогда как г-н Езерский всячески рекламировал собственную, тройную, теорию учета. Сохранилась запись публичного диспута, состоявшегося между г-дами Езерским и Вальденбергом и длившегося без малого шесть часов. Предлагаем ее вам в несокращенном виде.
Е.: Никакой двойственности в хозяйстве нет и быть не может. Если корова подохла, где здесь другой объект? Нету никакого объекта.
В.: Другим объектом как раз и является убыток...
Е.: А это говорит о том, что убыток является объектом, отличным от коровы. Следовательно, и учитывать его нужно отдельно от коровы.
В.: Это говорит, милостливый государь, что вы ничего не понимаете в бухгалтерии. В каждой операции, совершаемой в хозяйстве, присутствует двойственность.
Е.: Сами вы, сударь, ни черта в бухгалтерии не понимаете. (Перейдите на первую фразу диалога и читайте далее по циклу в течение шести часов).
Что касается ученых рангом помельче, а голосом послабже, то их достижения – заметим, часто весьма недурные – игнорировались всеми и всегда, в том числе и вышеназванными творческими г-дами. А ведь какие мыслители были! Взять хотя бы профессора Блатова, который на знаменитый бухгалтерский циферблат швейцарца Шера взял да и ответил нашим русским бухгалтерским квадратом, впоследствии получившим наименование квадрата Блатова. Как раньше наши бухгалтеры хлопали глазами на циферблат Шера, так теперь швейцарцы – если, конечно, им его кто-нибудь покажет – хлопают глазами на квадрат Блатова.
 
10. Ведение торговых книг
Большое влияние оказал на русскую бухгалтерию принятый в конце XIX века закон, предписывающий всем купцам вместо берестяных вести торговые книги.
Раньше, бывало, приходит к купцу кредитор и просит вернуть долг. «Не было ничего такого», – уверенно заявлял купец, раскуривая трубку и дымя ей в лицо просителю. «Помилуйте, да вот же ваша расписка!» – изумлялся кредитор. «А может, подделана... – находчиво отвечал должник. – Нешто я упомню, у кого за свою жизнь денег занимал? Пойди в березовую рощу и повесься». Теперь купцов обязали записывать в книги все хозяйственные операции, и кредиторов стали посылать в березовую рощу только после того, как по торговым книгам выясняли, что действительно заняли у них денег. Велика и могуча стала русская бухгалтерия.
Кстати, торговые книги дозволялось вести на любом языке, кроме еврейского, что особливо подчеркивало ее самобытность.
 
11. Советская бухгалтерия
Тот исторический факт, что учет в России стал советским, бухгалтеры осознали не сразу. Первое время они действовали больше по инерции, то есть предавались изобретательству собственных систем учета и поношению систем, созданных коллегами, и только к середине тридцатых годов, сориентировавшись наконец в политической обстановке, стали вести научные исследования исключительно по курсу, указанному лучшим другом всех советских физкультурников товарищем Иосифом Виссарионовичем Сталиным.
Надо сказать, что лояльность лояльностью, но бухгалтеры упустили прекрасный шанс войти в новейшую историю и тем прославиться. Вместо того, что заложить пару-другую десятков, сотен или даже тысяч своих собратьев, как это прозорливо сделали представители других профессий, счетоводы проявили странную для этой некогда драчливой отрасли солидарность, в результате чего властям – смешно сказать! – не удалось расстрелять ни одного более-менее заметного авторитета в области бухгалтерского учета, какого-нибудь ну совсем завалящего профессорика. Красовался бы сейчас этот профессор изваянным в мраморе или бронзе на одной из московских площадей, названных в его честь, что служило бы лучшим подтверждением интеллектуального превосходства его идей над идеями собратьев-коллег, умерших в своих постелях. Не нашлось даже ни одного герострата, решившегося в целях увековечения заложить самого себя. Казалось бы, чего проще: напиши, что ты в такой-то научной статье подрываешь гранит советского балансоведения, и не поленись отправить письмо на Лубянку – на утро следующего дня за тобой приедет комиссия по увековечению. Не успеешь натянуть брюки, как окажешься в анналах истории. Через пятьдесят лет детишки, вызванные отвечать урок, станут величать тебя классиком, а студенты долгими передэкзаменационными ночами зубрить многотомные воспоминания родных и близких... Так нет же, лень им было подумать о славе русской бухгалтерии!
Роковую роль в том, что дело своего увековечения бухгалтеры не смогли поставить на конвейер, сыграло свойственное представителям этой профессии тугодумие. Пока все размышляли, каким образом покрасочней да поосновательней накапать на ближнего, удачный момент был упущен и тридцать седьмой год плавно перетек в Великую Отечественную войну, на которой, ко всеобщему огорчению, бухгалтеры тоже ничего выдающегося не продемонстрировали.
В тяжкую военную годину счетоводство на Руси будто отсутствовало. Чем бухгалтеры в это время занимались, науке неизвестно. А ведь период для вхождения в историю был благодатный: пользуясь методом двойной записи можно было, к примеру, подсчитывать количество плененных немцев или выпущенных по врагам патронов. Но и здесь бухгалтеры сплоховали; в крайнем случае, могли бы составлять ликвидационные балансы и разбрасывать их над вражескими позициями с кукурузников, чтобы немецкие зольдатен вместо того, чтобы палить из гаубиц по нашим доблестным войскам, сидели в окопах и пытались разобраться в механизме применения контрактивных счетов, – но опять не сообразили. Подвели и работники пера, воспевавшие исключительно собственные ратные писательские подвиги и ни строчки не удосужившиеся посвятить героическим будням рядовых военных бухгалтеров. А какой проникновенной могла выйти сцена сдачи квартальной отчетности в партизанском отряде, когда на место сраженного фашистской пулей главного бухгалтера становится его заместитель – читательские слезы лились бы рекой!
В голодное время, наступившее после окончания Великой Отечественной войны и плавно перетекшее в сегодняшние дни, о бухгалтерии было слышно совсем мало. Сначала бухгалтеры занимались искоренением мемориально-ордерной форму учета и внедрением журнально-ордерной; потом переключились на искоренение журнально-ордерной формы и внедрение нормативной; потом – на искоренение нормативной и внедрение перфорационной, однако толком ни в чем не преуспели. Журнально-ордерная и нормативная формы так и остались не искорененными, а перфорационная только-только начинала вставать на ноги, когда торопливые американцы изобрели компьютеры. Как будто не знали, изверги, что бухгалтеру для овладения новой технологией требуется в среднем от двухсот до трехсот лет! А с компьютерами какая уж там перфорационная форма?
На этой мажорной ноте история бухгалтерского учета обрывается.


[1] Отдельные радикально настроенные историки бухгалтерского учета утверждают, что в древности не существовало программы «1С: Бухгалтерия», но эту гипотезу следует признать чрезмерно смелой. Если не было программы «1С: Бухгалтерия», наверное, не было и самого бухгалтерского учета: общеизвестно, что бухгалтерский учет сформировался на базе вышеназванной программы. Вероятно, эта программа существовала уже тогда, но в каких-то латентных, не вполне определившихся с точки зрения исторической перспективы формах.



Колонка Редактора

Постоянные авторы
Copyright Медведев М.Ю. © 2012-2020