ЭКАУНТОЛОГИЯ
Сайт, посвященный истории бухгалтерского учета и его неминуемому превращению в компьютерный учет
Музей бухгалтерского учета
Меню сайта

Войти

Календарь
«  Июль 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Архив записей

Случайная картинка

Умная мысль
Не в том дело, по какой – простой или двойной бухгалтерии – вести счетоводство, а в том, чтобы были умелые руки и умелый надзор... Недостаточно сказать: введите двойную бухгалтерию, – и по двойной бухгалтерии можно так напутать (и даже гораздо хитрее), что нельзя ничего будет разобрать.
Силаков

Старинный термин
РАСТОРЖКА – продажа всего товара, без остатка.

Последняя картинка

Социальные сети

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни

Приветствую Вас, Гость · RSS 03.07.2020, 21:03

Личка:



Бухгалтерский учет – участь нашей истории
 
За массивной железной дверью одного из зданий, что на тихой московской улочке, находится Музей бухгалтерского учета. О его существовании многие из москвичей даже не подозревают, между тем это единственный музей такого рода не только в столице, но и во всей нашей Родине и даже за рубежом. Осмотрев экспозицию, наш корреспондент взяла интервью у бессменного директора Музея бухгалтерского учета и одновременно одного из самых опытных знатоков истории этой дисциплины к.э.н. Киры Владимировны Пронюшкиной.
 
Корр.: Кира Владимировна! Не знаю даже с чего начать. Я просто восхищена и потрясена! Ничего подобного я не видела.
К.П.: Спасибо.
Корр.: Расскажите, пожалуйста, нашим читателям, когда и как был образован ваш замечательный музей.
К.П.: О, это долгая история... Наш музей является ровесником Великой Октябрьской социалистической революции – он был образован в октябре 1917 года. Вы помните, какие первые три декрета были изданы большевиками?
Корр.: О власти, о мире и о земле... кажется.
К.П.: Правильно. Эти декреты были первым, вторым и третьим по порядку. Но мало кому известно, что еще был так называемый нулевой декрет. Нулевым декретом молодая советская республика конфисковала у известного промышленника Рябушинского, страстного собирателя и мецената, коллекцию бухгалтерского антиквариата. На основе этой коллекции был образован Музей бухгалтерского учета. Сначала музей располагался в особняке Рябушинского, что было очень удобно – не требовалось перевозить экспонаты. К сожалению, в годы сталинских репрессий старинный особняк был безвозвратно для бухгалтерского учета утерян. Нам пришлось переехать по новому адресу, а в особняке Рябушинского ныне находится одно из районных отделений налоговой инспекции.
Корр.: Кира Владимировна, расскажите об экспонатах музея.
К.П.: Экспонаты действительно уникальные. Это и современные декларации по налогу на прибыль, балансы крупнейших отечественных компаний, оригиналы нормативных актов по бухгалтерскому учету, но не только. Имеются образцы печатной продукции конца XVIII – начала XIX веков, в основном учебники по отраслевому учету и пособия по переходу на международные стандарты отчетности. Богато представлен средневековый и первобытнообщинный учет: тут и сторнировочные таблицы из Центральной Африки, монгольские разлиновочные шкуры, японские самурайские кодексы бухгалтерской чести, отчеты на банановой кожуре из Амазонии и многое-многое другое, вплоть до окаменевших приходных ордеров эпохи плеоцена.
Корр.: А что самое ценное?
К.П.: Большинство экспонатов бесценны, и все-таки жемчужиной нашей коллекции по праву считается латунная плевательница начала XVI века, которой, как предполагают эксперты, два раза лично воспользовался зачинатель современной бухгалтерии Лука Пачоли. Эта плевательница принадлежала одному из близких друзей Пачоли и стояла возле ломберного столика на загородной вилле. Не исключено, что мэтр воспользовался ей три или даже четыре раза! Мы думаем отдать реликвию на экспертизу для выяснения, не сохранились ли на ней остатки слюны. При положительном заключении обратимся к правительству Италии с просьбой эксгумировать могилу Пачоли, чтобы при помощи генетической экспертизы установить, принадлежит ли слюна знаменитому итальянцу... Вы только представьте, какие блестящие научные перспективы открываются!
Корр.: Экспозиция пополняется?
К.П.: Как и многим другим музеям, нам катастрофически не хватает средств, но мы делаем все возможное и невозможное. В прошлом году на аукционе Сотбиз нами за триста тысяч долларов были приобретены черновики знаменитой «Корреспонденции счетов бухгалтерского учета» профессора Бизиковского. К сожалению, на наброски учебника другого известного автора, профессора Гондракова, денег уже не хватило. Бесценный научный материал ушел за бесценок калифорнийскому миллиардеру. Теперь наше национальное научное достояние заперто в сейфе одного из американских банков и навсегда потеряно для отечественных ценителей прекрасного.
Корр.: Существуют ли другие способы пополнения коллекции?
К.П.: Конечно, ведь история творится в наши дни. Сейчас специалисты музея ведут настоящую охоту за разработчиками последней главы Налогового Кодекса. Вы почитайте, что в нем понаписано – это же история! Здесь каждая мелочь имеет ценность: черновики, случайно оброненная фраза, носовой платок, оторвавшаяся от пальто пуговица... Все это материал эксклюзивный, такой имеется только у нас, в России. Надеюсь, в самое ближайшее время нам удастся выследить кого-нибудь из разработчиков и украсить его личными вещами коллекцию. Лет через пятьдесят, когда имена этих людей станут такой же легендой, какой в наши дни являются имена Калигулы или Ивана Грозного, появится возможность, продав одну или две не самые ценные коллекционные единицы, отремонтировать на вырученные деньги хранилища.
Корр.: С хранилищами тоже проблема?
К.П.: Просто беда... Предметы бухгалтерского обихода требуют микроклимата, но наша микроклиматическая установка уже два года как сломалась. Экспонаты ветшают и портятся. Этой зимой прорвало трубу отопления, в результате чего пострадали Методические указания по инвентаризации от 1995 года. Последний сохранившийся экземпляр бережем как зеницу ока.
Корр.: Что можно сделать?
К.П.: В настоящее время нами ведутся переговоры о поглощении Третьяковской галереи, помещения которой более приспособлены для хранения раритетов. Если переговоры пройдут успешно, мы переедем в их помещение, а нашему Третьяковскому филиалу московская мэрия подыщет какое-нибудь подходящее здание поменьше. Сезанн и Ван-Гог не смогли бы творить, если бы негоцианты, продавшие им кисти и холсты, не вели своим товарам строгий учет.
Корр.: От лица наших читателей остается поблагодарить Вас, Кира Владимировна, за интереснейший рассказ.

Колонка Редактора

Постоянные авторы
Copyright Медведев М.Ю. © 2012-2020