ЭКАУНТОЛОГИЯ
Сайт, посвященный истории бухгалтерского учета и его неминуемому превращению в компьютерный учет
Об оценке объектов
Меню сайта

Войти

Календарь
«  Июль 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Архив записей

Случайная картинка

Умная мысль
Становится иногда понятным, почему некоторые предприниматели считают счетоводство непроизводительным расходом.
Л.И. Гомберг

Старинный термин
НАДДАНИЕ – в Древней Руси: увеличение прав, привилегий.

Последняя картинка

Социальные сети

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни

Приветствую Вас, Гость · RSS 09.07.2020, 16:47

Личка:



 
Объекты учета нужно оценивать, это споров не вызывает. Почему нужно – всем понятно: если объект не оценить, он же тогда останется неоцененным.
Конечно, объекты подлежат оценке, но вот которой – фактической? рыночной? или какой другой?.. Грандиозные научные баталии на эту тему были характерны для конца XIX века: взрослые обремененные общественным положением дяди старались как можно ловчее садануть оппонента по переносице какой-нибудь особо изощренной монографией, напечатанной в дружественном журнале, а оппоненты, сплотившиеся вокруг противоборствующего журнала, отвечали с не меньшим сарказмом и энтузиазмом. Битвы по сему поводу разворачивались такие, что Куликовская по сравнению с ними показалась бы потасовкой, разворачивающейся на детской площадке из-за сломанной погремушки.
Особо жаркие дебаты возникали на ниве сельского хозяйства. Если промышленное изделие производилось все-таки из материалов, на стоимость которых бухгалтер при оценке объекта мог как-то опереться, то какой-нибудь простенький колосок, проклюнувшийся на крестьянской делянке по весне и потому подлежащий безусловному учету, нагло не желал соответствовать ни одной научной концепции, чем приводил теоретиков в ярость. Из одного проросшего зерна осенью набиралось несколько десятков и даже больше, но при этом факт продажи этого зерна отсутствовал. Это путало карты. Вот если бы мешок зерна продали, получили за него деньги, а на них купили три мешка зерна, тогда все было бы понятно, а так выходила какая-то чепуха, приспособить к которой ценник было чрезвычайно сложно.
Еще большие проблемы возникали с учетом навоза. Одни предлагали учитывать навоз по стоимости овса, которым лошадь позавтракала перед тем, как опорожниться; другие упирали на то, что навоз есть ценное удобрение, а потому он должен оцениваться пропорционально приросту урожайности злаковых, полученному после его внесения в почву; третьи видели в навозе товар, который можно продать на рынке и который, следовательно, нужно оценивать по рыночной стоимости. Если бы лошадиные задницы знали, какие неразрешимые проблемы они ставят перед научной общественностью, они, право слово, постеснялись бы вырабатывать свой нестандартный продукт. Решись кто-то из передвижников написать картину о сложившейся к концу XIX века в российской бухгалтерии ситуации, он изобразил бы лошадь с задранным хвостом, под которым господа в пенсне, то и дело заглядывая вовнутрь, что-то горячо обсуждают. И никто бы не догадался, что это никакие не ветеринары и не кавалеристы, а знаменитые авторитеты в области бухгалтерского учета, и что обсуждают они не лошадиный геморрой и не огнестрельное ранение, полученное лошадью в победную турецкую кампанию, а проблему оценки продуктов побочной деятельности животноводства.
Короче, в конце девятнадцатого века в бухгалтерской отрасли царило веселое оживленье, и наука бойко продвигалась вперед. Сейчас не то – за всех решает Министерство финансов, а в науке царит тишь да гладь да Божья благодать. В некоторых случаях вышеназванный государственный орган явно не знает, как правильно производить оценку, и мямлит что-то совсем невразумительное. Если, к примеру, объект вносится на предприятие в качестве вклада в уставный капитал, то учредители должны, хорошенько все обмозговав, сами решить, по какой стоимости этот объект оценить, если же объект предприятию подарен, то оценивать его нужно уже по рыночной стоимости, и так далее. В общем, объекты оцениваются строго индивидуально, то есть как Бог на душу положит. Такой индивидуальный подход должен, по мысли минфиновских методологов, сделать бухгалтерскую информацию особо достоверной. Впрочем, и у этого подхода есть несомненные положительные стороны: уже не надо заглядывать лошади под хвост или считать проклюнувшиеся по весне колоски – как начальство прикажет, так тому и быть.
Чаще всего прибегают к оценке по фактической стоимости, хотя в последнее время этот принцип дал заметную трещину. Пока в девятнадцатом веке русские дружины молотили друг друга одни во славу фактической, другие – во славу рыночной стоимости, а в двадцатом считали павших в кровопролитной научной борьбе, подошел благообразный иностранный методолог и с хорошо поставленным прононсом спросил, не желают ли господа русские, чтобы их рассудили по справедливости. «А как же, по справедливости надо... Давно хотим!» – забубнили наши ученые мужи, утирая юшку. «Так тогда и оценивать нужно по справедливости. То есть стоимость должна быть справедливой», – пояснил благообразный господин. Русские научные дружины поковыряли в носу и подумали: «А ведь и впрямь!» С той поры справедливая стоимость считается самой справедливой из всех возможных, а благообразный господин стал кем-то вроде мирового судьи, которого выписывают из-за границы за большие деньги, еще и всячески улещивают, чтобы согласился.


Колонка Редактора

Постоянные авторы
Copyright Медведев М.Ю. © 2012-2020