ЭКАУНТОЛОГИЯ
Сайт, посвященный истории бухгалтерского учета и его неминуемому превращению в компьютерный учет
Бухгалтерский учет и его грядущий триумф
Меню сайта

Войти

Календарь
«  Июль 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Случайная картинка

Умная мысль
Главное затруднение в применении современной технологии в обработке информации бухгалтерского учета, по-видимому, представляют собой сами работники учета.
Т. Макрей

Старинный термин
ПРОТИВНИ – копии.

Последняя картинка

Социальные сети

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.07.2024, 02:56

Личка:


Большинство людей, в т.ч. специалистов, полагает, что бухгалтерия скучная наука. По их мнению, бухгалтеры-практики заполняют никому не нужные бланки, которые потом подшивают в папочки, в то время как более просвещенные и сведущие консультанты объясняют практикам, каким образом заполнять бланки и в какие папочки их подшивать. Этим деятельность работников учета и ограничивается. Один мой знакомый  – по счастью, мало знакомый – сформулировал данную мысль предельно лаконично: бухгалтерия не есть наука. Отказ бухгалтерии в праве называться наукой он объяснил тем, что бухгалтерия от головы до пят выдумана людьми: если выдумана, значит, не наука вовсе, а прикладная деятельность. Следуя его логике, приходится и в самом деле признать, что назначение бухгалтерии состоит в подшивании ведомостей в папочки. Что же, не станем спорить! Каждому свое: одни пусть занимаются милой их сердцу канцелярской или консультационной рутиной, другим же по сердцу противоположная сторона учета – познавательная.
По моему почти одинокому мнению, бухгалтерский учет – истинно научная дисциплина, не принимаемая за такую только по той извинительной причине, что его время еще не наступило. Но обязательно наступит, помяните мое слово – лет эдак через пятьдесят или тысячу. Бухгалтерия – дисциплина с великим будущим, несомненно более великим, чем у многих других дисциплин, чей научный характер никем сейчас не оспаривается.
Почему бухгалтерия не кажется такой в настоящее время? Почему она ассоциируется с абсолютно нетворческой и доступной первому встречному деятельностью, в силу своей обыденности и несимпатичности презираемой большинством сограждан, несмотря на относительную востребованность и оплачиваемость? Только потому, что бухгалтерия такой – во всяком случае, в своих ежечасных, находящихся на самом виду проявлениях – в настоящее время и является. Эти бланки, которые нужно учиться заполнять – хотя, казалось бы, чего проще, когда на каждом из них указаны реквизиты! – эта нормативная база, от которой душу воротит наизнанку, эти заметные даже поверхностному взгляду неспециалиста волокита и бесполезность! Все так, спору нет. Так ведь и другие научные дисциплины не сразу приобрели нынешний высокоабстрактный характер, не сразу оформились в самостоятельные интеллектуальные сферы, понятные одним посвященным. Высокие абстракции нарабатывались веками, а до той поры любая из нынешних наук существовала в самых начатках, в качестве зародыша будущей высокоорганизованной научной системы, как потенциальная возможность взглянуть на мир по-иному, чем принято.
Взять ту же математику. Когда-то, в исторические времена, она возникла для решения самых насущных и приземленных нужд вроде подсчета собранного урожая и размежевания земельных наделов. Но много ли общего между сегодняшним математиком, каким-нибудь сухопарым университетским профессором, углубленным в невероятно абстрактные – скажем, космогонические – обоснования, и первым геометром, шлепающим по грязи с изобретенным им допотопным землемерным прибором? Да ничего общего – уровни абстракции заметно контрастируют. Мысли о цифрах или пространственных закономерностях фигур, первоначально возникшие в силу насущных экономических потребностей человека и сформулированные безвестными гениями прошлого, стали для их далеких потомков сухой реальностью, тем, с чего начинается – а для большинства людей, не имеющих научных склонностей, и заканчивается – восхождение к вершинам познания. Но Боже, сколько времени ушло, чтобы от проблемы размежевания земельного надела перейти к построению космогонических гипотез – как будто вечность! Отчего же вы полагаете, будто бухгалтерский учет давно сформировался в качестве научной дисциплины – а именно из подобных представлений исходят все тайные и явные недоброжелатели бухгалтерского учета, отрицающие его научный характер, – если математике для этого потребовались тысячелетия? Ведь замороженность, инертность текущей теории бухгалтерского учета можно объяснить не только развитым, но и как раз ее неразвитым характером: пребывая в зародышевом состоянии, бухгалтерская теория может оставаться неизменной в течение эпох… но какая катавасия начнется, когда изменившиеся условия пробудят зародыш к жизни!
Скажу больше: математика – лишь часть учета. Считать и учитывать – почти синонимы, однако учет намного полнее счета, вам не кажется? Подсчет чего бы то ни было может рассматриваться как составная часть учета: значит, математика – лишь малая часть бухгалтерии. В самом деле, математике бухгалтерский учет как-то ни к чему, а вот бухгалтерии без математического подсчета не обойтись – так что из них полнее?.. Вообще, что такое цифры, которыми оперирует математика? Некие абстракции, в силу определенных причин имеющие для человечества фундаментальный характер. Для меня эти малоисследованные причины ясны если не как день, то, по крайней мере, как хмурое, с каждой минутой проясняющееся утро. От других абстракций – а любая абстракция в конечном счете представляет собой мысленное отношение между вещами, – цифры отличает указание не на свойства вещи, а на саму вещь вне всяких ее свойств: говоря языком теории информационных систем, на ключ объекта. Категория количества, а только для ее выражения человеку и нужны цифры, возникает на этапе генерирования отчетной информации, из-за необходимости выразить количество попавших в отчет объектов, вследствие обладания ими одинаковыми затребованными свойствами. На исходном этапе первичной информации, т.е. при строительстве Творцом мироздания, никакого количества нет, поскольку каждый объект обладает своим уникальным ключом – именно поэтому человек воспринимает каждый объект по отдельности, а не в каком-то количестве. Количество – умственная категория: оно средство постижения мироздания посредством установления соотношений между вещами, но не средство проектирования мироздания. Если так, то математика – лишь небольшой вспомогательный инструмент в деле проектирования отчетов, не затрагивающий однако основы основ: того, каким образом сама информационная система построена. Таким образом, математика – часть учета, нельзя даже сказать, что самая обширная часть: это взбунтовавшаяся часть, в непомерной гордыне посчитавшая себя отдельной от бухгалтерского учета наукой, тогда как на самом деле она лишь его малая толика.
В данном случае имеет быть ситуация, когда в силу разных исторических обстоятельств малое развивалось более стремительно, чем все целое. Математика в видимой исторической перспективе бурно развивалась, причем в собственном оригинальном направлении, тогда как развитие бухгалтерского учета затормозилось во младенчестве – в итоге часть получилась более прогрессивной, чем отставшее в развитии целое. Однако маловероятно, что такая диспропорция сохранится вечно. Мне говорили, что в настоящее время математика испытывает глубокий методологический кризис – не знаю, насколько это правда, но охотно верю: по моим бухгалтерским выкладкам, так должно быть. Пока констатировать оживление теории бухгалтерского учета в сравнении и кризисом математики можно с большой долей воображения, но здесь-то я в силах немного заглянуть в будущее, которое и шепчет на ухо – тихохонько, но совершенно отчетливо – о будущем поглощении бухгалтерского учета математикой, потому что никакая часть не может вечно обособляться от целого.
Дело даже не в математике и ее месте в системе дисциплин, а в общем восприятии учета как науки, ответственной за создание информационной системы. Любая система учета – суть информационная система, ответственным за создание которой является рутинный и скучный бухгалтерский учет – конечно, в своей творческой ипостаси, т.е. в ипостаси бухгалтерской методологии, а не ипостаси заполнения бухгалтерских бланков. Тем самым бухгалтерский учет есть действительная наука Творца, истинная синтетическая наука, объемлющая в себе или делающая зависимой от себя не только математику, но и множество других дисциплин, почитающихся ныне самостоятельными. Только учет определяет правила построения информационной системы, занимаясь с помощью подручных средств тем же, чем в свое время с помощью своего подручного материала занимался Создатель – сотворением мира, реального или информационного, не суть важно, – тогда как другие науки являются по большей части обслуживающими последствия данного начального акта сотворения.
Чего стоит статистика, представляющая собой учет в условиях неопределенности, тем самым паразитирующая на недостатках современного учета! Ну в самом деле, что такое статистика? Учет объектов, не подвергаемых обыкновенному бухгалтерского учету в условиях ущербности и неполноты того. Но если бы ущербность и неполнота отсутствовали, если бы все граждане, вся изготовленная продукция, все географические феномены, в качестве средства учета которых подвизается статистика, просто учитывались – не ущербно и  полно, не в результате спорадически проводимых переписей и опросов, а в постоянной глобальной системе учета  в общем порядке, как в каждое мгновение практикуется Творцом, – зачем бы статистика была нужна? Статистика есть средство получить данные и построить отчет при отсутствии зарегистрированной информации, поэтому там, где бухгалтерия нормально исполняет свои функции – на тех же предприятиях, – статистика отсутствует. Однако системы учета предприятий не являются глобальными, они функционируют по разным правилам и не объединены в одно целое – тут-то, как альтернативное средство решения проблемы, подобно черному маклеру из замусоренной подворотни, вылезает на божий свет статистика, со своими квазиактуальными математическими методами, единственное назначение которых: возместить отсутствие полноценного учета.
Не менее показательна зависимость от бухгалтерского учета анализа хозяйственной деятельности – науки, предназначенной для перевода отчетных бухгалтерских данных в словесные формулы, основываясь на которых принимаются управленческие решения. Смешно наблюдать, как аналитики, при помощи того же математического аппарата, пытаются выжать из бухгалтерских данных – к примеру, установлением пропорций между отдельными группами показателей бухгалтерского баланса – нечто полезное для хозяйства… Куда там, с тем же успехом они могли бы пытаться выжать апельсиновый сок из дырявого ботинка! Не понимая, что такое баланс – а методологию его построения задает ни кто иной, как бухгалтерия, – нельзя получить на основе баланса сколько-нибудь разумные цифры. Сам по себе, математический аппарат не обладает разумом, он лишь потенциальная возможность разума, а поскольку предлагаемая теорией бухгалтерского учета балансовая теория далека от идеала, бесконечно далекими от идеала получаются и предлагаемые анализом хозяйственной деятельности показатели. Попросту говоря, эти показатели не имеют ничего общего с реальностью – так отсутствие сколько-нибудь приемлемой теории бухгалтерского учета обессмысливает зависимую от него дисциплину: анализ хозяйственной деятельности.
Теснее всего бухгалтерский учет смыкается с философией как наукой об устройстве мироздания. Философия – одна из несомненных сторон бухгалтерии как науки информационного моделирования хозяйственной деятельности. Ведь бухгалтерия – понятие двухстороннее: по одну сторону располагается система учета, предназначенная для того, чтобы учитывать, по другую сторону располагается реальность, которую нужно учитывать. Подлежащая учету реальность описывается фундаментальными философскими категориями, поэтому требует осмысления на философском уровне. Взять хотя бы категории объекта и субъекта – термины в учете довольно распространенные, но никак не бухгалтерские. Как можно говорить об учете объекта, пока понятие объекта не определено? Как можно говорить о субъектах учета, пока понятие субъекта также не определено? Но если понятиями объекта и субъекта занимается философия, значит, бухгалтерии не обойтись без философии: невозможно же что-то учитывать, не понимая, что перед тобой находится!
Можно сказать, что философия является первой и постоянной стороной учета, тогда как противоположная сторона учета, ответственная за построение модели, – всегда вторая и переменная. Информационную модель можно строить при помощи разных подручных средств, в зависимости от развития научно-технического прогресса – значит, используя при построении учетных систем компьютерные базы данных, мы определяем вторую сторону учета как теорию информационных систем, занимающуюся этими самыми компьютерными базами данных. Если бы, к примеру, человечество учитывало при помощи кинокамер, т.е. снимая объекты учета на пленку, очевидно, ему потребовались бы совершенно иные приемы учета, чем при использовании компьютерных баз данных: в результате вместо теории информационных систем появилась бы новая ответственная за учет дисциплина, какое-нибудь операторское искусство, заключающееся в том, чтобы заснять объект учета как можно полнее, либо теории информационных систем пришлось бы расшириться, включив в предмет своего рассмотрения не только компьютерные базы данных, но и способы визуального отображения объектов. Получается, что учет объединяет в себе философское представление об окружающем мире и творческие способы построения модели данного окружающего мира, и лишь на последнем этапе генерирования отчетной информации в дело, бряцая своим счетным аппаратом, вступает математика. То, что математика имеет более давние традиции и соответственно много более других дисциплин развита, объясняется тем, что генерировать отчетную информацию человечество начало намного ранее, чем строить информационные модели – можно сказать, со своего рождения. На заре человечества информационные модели не записывались в торговые книги и не выносились в компьютерные базы данных, а существовали в виде человеческого мышления, но сгенерированные мышлением отчеты уже требовали обработки – отсюда и потребность в математических действиях, со временем превратившихся в заумный математический аппарат. Но теперь человечеством созданы компьютеры, информационные модели искусственно создаются в компьютерных базах данных и, как следствие, философия с математикой пребывает в кризисе, в то время как теория информационных систем стремительно прогрессирует и будет прогрессировать до тех пор, пока учет ведется в компьютерных базах данных.
Итак, бухгалтерский учет, как методология сотворения информационных систем – мироздания в том числе, по причине чего Творец в первую очередь бухгалтер, – находится на скрещении многих научных дисциплин, не являясь при том ни одной их них, а поглощая всех. У обремененных традициями родителей – я имею в виду философию с математикой – появился отпрыск, которому суждено намного их перерасти. Но конечно, пока отпрыск сучит ножками в колыбели и с идиотской улыбкой на лице мусолит средневековую соску, говорить о его будущем величии рановато. Родителям еще придется приложить немало усилий, прежде чем дитя вырастет, возмужает и превратится в конце концов во владеющего тайнами бытия седовласого старца. Придется расстараться, конечно, и самому одаренному ребенку – на все это требуется время, время и еще раз время. В результате долгой эволюции бухгалтерия превратится в самую актуальной научную дисциплину из всех представимых – в этом смысле она Золушка, еще в старом платье, но уже улыбающаяся навстречу своей крестной фее.
Колонка Редактора

Постоянные авторы
Copyright Медведев М.Ю. © 2012-2024