ЭКАУНТОЛОГИЯ
Сайт, посвященный истории бухгалтерского учета и его неминуемому превращению в компьютерный учет
Широкий В.Ф. Российско-Американская Компания 1
Меню сайта

Войти

Календарь
«  Апрель 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Архив записей

Случайная картинка

Умная мысль
Счета – есть только буквы баланса, и также нужно знать всегда, к какому балансу принадлежат эти буквы, иначе вы также не будете в состоянии читать счетные книги, как зная буквы, но не зная языка, которому они принадлежат, не зная складов этого языка, не можете читать книги на этом языке.
А.П. Рудановский

Старинный термин
ФАБРИКАТ – готовое фабричное изделие, законченный продукт обрабатывающей промышленности.

Последняя картинка

Социальные сети

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни

Приветствую Вас, Гость · RSS 16.04.2024, 07:53

Личка:


Широкий В.Ф.

Российско-Американская Компания
Из очерка, выпуск IV «Трудов Ленинградского института советской торговли им. Ф. Энгельса» (1940)
 
Практика бухгалтерского учета и отчетности хозяйственных предприятий в России XVIII века до сих пор остается неисследованной. В зависимости от этого, не разрешен ряд основных вопросов истории учета. Неизвестно, например, как велась отчетность в тех предприятиях, в которых применялся учет по «итальянскому обряду». Исследуя этот вопрос, нельзя не ознакомиться с документами наиболее крупной в конце XVIII века русской торгово-промышленной организации – Российско-Американской Компании (в кратких исторических сведениях о Р.А.К. использованы книги: Берх В. Хронологическая история открытия Алеутских островов или подвиги российского купечества. СПб., 1893. Хлебников К. Жизнеописание А.А. Баранова, главного правителя российских колоний в Америке. СПб., 1835. Тихменев П. Историческое обозрение образования Р.А.К. и действий ея до настоящего времени. Ч. 1. СПб., 1861. Ч. 2. СПб. 1863. Окунь С. Российско-Американская Компания. Л. 1939 – прим. авт.).
Эта компания начала свою деятельность в конце XVIII столетия. В это время в Восточной Сибири, на островах северной части бассейна Тихого океана и в Аляске, вели энергичную, но явно хищническую работу несколько промышленных компаний. Ими руководили предприимчивые дельцы, привлеченные пушным богатством мало исследованного края. Среди них выделялся организаторскими способностями, инициативой, выдержкой и широким кругозором Г. И. Шелихов. Начав дело в конце семидесятых годов с небольшими средствами, он умер в 1795 г. одним из богатейших сибирских купцов.
В июне 1797 г. компания Шелихова соединилась с другой, принадлежащей иркутским купцам Мыльниковым. Новое объединение получило название «Соединенной Американской Компании». В те годы правительство стремилось создать мощную организацию для экспансии на берегах северной Америки. С этой щелью решено было объединить абсолютно все компании, промышлявшие у берегов Америки. Наследники Шелихова являлись сторонниками этого плана. Остальные купцы, в особенности Мыльниковы, всячески противодействовали ему. 8 июля 1799 года вопрос был решен путем утверждения «Российской Американской Компании».
«Складственный капитал» компании, разделенный на 724 акции, равнялся 724000 рублям. Основной пакет акций принадлежал наследникам Шелихова. Для надзора за исполнением компанией «предназначенных ей от правительства правил» был избран в «уполномоченные корреспонденты» муж дочери Шелихова – обер-прокурор Сената Н.П. Резанов (Архив Внутренней Политики, Культуры и Быта; Фонд канцелярии генерал-прокурора Сената – прим. авт. (в дальнейшем ссылки на эти документы не приводятся – прим. ред.)). «Первенствующим директором» компании был назначен купец Булдаков, муж второй дочери Г. И. Шелихова, родной брат которого – И.И. Шелихов – тоже был избран директором.
Таким образом наследникам Шелихова удалось образовать административное ядро компании. В свою очередь сторонники Мыльниковых провели в число директоров своих людей: купца Старцева и двух братьев Мыльниковых – Якова и Дмитрия. Они сразу же решительно повели свою линию: без ведома «первенствующего директора» Булдакова решали дела, подписывали важные документы и – что еще хуже – стали распродавать свои акции. Нелады среди акционеров и явные злоупотребления в Правлении Общества вынудили наследников Шелихова принять меры к переводу Правления из Иркутска в Петербург. Этого удалось добиться осенью 1800 года.
Такова обстановка, в которой Российско-Американская Компания вела свою работу в те годы, к которым относятся дошедшие до нас остатки ее отчетности.
Даже в начале XIX столетия, имея во главе своих органов руководителей (во временный Комитет Компании в 1804 г. вошли морской министр Н.С. Мордвинов, товарищ министра внутренних дел граф П.А. Строганов и тайный советник И.А. Вейдемейер – прим. авт.), занимавших высокое служебное положение, Российско-Американская Компания легко мирилась с тем, что ее балансы фальсифицировались, что отдельные директора занимались хищением компанейских средств. Начало такому положению несомненно было положено еще в XVIII веке.
От всех дел ворочавшей миллионами компании, державшей в своих руках судьбу жителей малоизвестных островов, явно отдает хищничеством и дерзким плутовством. Для некоторых ее руководителей примитивное скопидомство было основным двигателем жизни. «Между иркутскими купцами, – писал точный и наблюдательный мемуарист, – ведущими обширную торговлю с Китаем, были и миллионщики Мыльниковы, Сибиряковы и другие, но все они оставались верны старинным русским дедовским обычаям – в каменных домах большие комнаты содержали в совершенной чистоте, и для этого никогда в них не ходили, ежились в двух – трех чуланах, спали на сундуках, в коих прятали свое золото, и при неимоверной, и даже смешной дешевизне, ели с семьей одну селянку, запивая ее квасом или пивом» (Вигель Ф.Ф. Воспоминания, часть 1. М. 1864. С. 166 – прим. авт.).
Кроме того, несомненно, отрицательное влияние оказывала и та глубокая тайна, под покровом которой обычно вершились все дела компании. Даже высшие правительственные учреждения не могли знать всех ее тайн и секретов. Излагая в письме к генерал прокурору от 10 декабря 1800 года ее «первоначальное основание» Н. П. Резанов утверждал – «Описание, все сии предметы заключающее изъяснение в нем некоторых обстоятельств, к сведению только высокого правительства принадлежащих,– не позволяет мне представить оное прямо в Коммерц-Коллегию».
Ревниво сохранялись тайны компании и в начале XIX столетия. Это видно из обращения от 14 февраля 1825 года правителя ее канцелярии декабриста Рылеева в цензурный комитет. Рылеев просил «не одобрять к напечатанию в издаваемых здесь журналах статей, касающихся до оной компании или колонии ея без приложения компанией печати и подписи кого-либо из чиновников канцелярии, ибо в противном случае могут быть открыты или тайны компании или помещены ошибочные и превратные сведения».
Такая последовательно проводившаяся политика засекречивания облегчала бесконтрольное администрирование и возможность явных злоупотреблений. Некоторые из директоров откровенно и беззастенчиво наносили вред компании ради своих личных выгод. Это обнаруживается на первых же порах ее деятельности.
Первым по времени отчетным документом, сохранившимся в ее делах, является «инвентариум» компании Шелихова и Голикова на 2 января 1798 года. Он содержит ряд весьма интересных данных о бухгалтерском учете и отчетности этого предприятия, имевшего обширные колониальные овладения в Америке. На первом развороте заходится подробное заглавие – «Инвентариум или опись всему господ компанионов покойного Григория Шелихова и Ивана Голикова в их Американской Компанийской Конторе имению, состоящему по компаниям Северо-Восточной и Северной Американских и протчих яко то: в морских судах, валовых паях, подписных бобрах на промышленных денежных долгах, отпущенных с прикасчиками товарах и во всех местах под управлением ее находящихся отпускных наличных деньгах и товаров, недвижимом имуществе и долгах, которым капиталом контора сего генваря 2 дня 1798 года производство и торг свой за божиею помощью начинает».
Это формальное заглавие само по себе устанавливает наличие определенной и вполне устойчивой счетной культуры в практике компании. Такое же впечатление производит и весь инвентариум в целом. Судя по нему, в Американской Конторе Шелихова и Голикова учет велся непрерывно и систематично. В штате конторы находились бухгалтер и писец. Бухгалтером (он же и правитель конторы) был Стефан Захаров. В бухгалтерии велись счетные книги, из числа которых в инвентариуме упоминается гротбух: «по векселям, роспискам и счетам при сальдировании 31 декабря истекшего года в гротбухе счетов оказались нижеследующие дебиторы».
Счетные записи обосновывались на документах, что видно из следующей статьи: «От бывшего приказчика Полевого в Якутске Петрова, за поступивший к Лопатину в лишне разный товары, как и по лопатинской ведомости значится 290-76». Наряду с признаками большой формальной четкости, проявленной при составлении данного инвентариума, он сохраняет некоторые характерные черты купеческого хозяйства. Частно-предпринимательское отношение к делу четко выявляется составом служащих, упоминаемых в инвентариуме. Среди них находим лиц, связанных близким родством с «хозяйствовавшим господином». Таковы, например, приказчики Василий и Семен Шелиховы. Сложившиеся в компании отношения к таким служащим вскрывает следующая статья IX раздела: «из привезенных с Камчатки соболей, отданных прикасчику Семену Шелихову, но при отправлении им из Охотска не оказалось оных 19 соболей. На чей счёт оные поставить, отдает бухгалтер на разсмотрение господ правителей, считая по своей цене по 7 р. 60-144-40». В этой записи сохранились следы не только весьма характерной слабости С. Шелихова, не устоявшего перед камчатскими соболями, но и дипломатичной уклончивости бухгалтера, предоставившего самим «правителям» решить несложный вопрос об ответственности хозяйского родственника за пропавших соболей.
Среди находящихся в дебете инвентариума статей обращает на себя внимание следующая: «1797 года для храма божия и отца архимандрита с братиею 4211– 39-1/4». Рядом с ней находится статья: «поселыцикам на содержание 3427– 89-3/4». Нельзя не сделать вывода, что затраты компании на религиозные цели значительно превышали расходы на содержание поселыциков.
О том, какими именно товарами снабжала Компания своих клиентов, видно из статей: «вина и водки в отдаленные города 17047–09 оставших водки и вина в Якутске по 1 сентября 1882–46». Косвенным доказательством наличия приемов закабаления «промышленных» является запись в разделе дебиторов: «промышленные, находящиеся в разных местах компании за заплаченные за них подати и на пропитание родственникам 4594–90 1/2».
Заслуживает большого внимания и то обстоятельство, что в разделе недвижимого имущества совершенно отсутствует перечень построек и сооружений, возведенных компанией как на Аляске, так и на островах. Значится лишь следующий скромный перечень:
В Иркутске, смоловаренный завод . . . . …………………...……… 550,76
Охотские два дома и 6 лавок ...... ………………………………..……3880
В Якутске 1 дом со службами ………………………………..……….1400
В кредите инвентариума опись начинается с долговых обязательств.
Капитал компании выведен путем сопоставления дебета и кредита инвентариума.
Весь инвентариум производит впечатление умелой бухгалтерской работы. Тем не менее в учете основных средств наблюдается некоторое своеобразие. Так, например, в статье «восемь морских судов» значится «Америко-Российской Феникс», оцененный по инвентариуму в Р 31.592.60 1/4. Из дел компании известно, что его постройка в 1794 году обошлась в Р. 15.000, что он уже сделал «два оборотных вояжа» в Америку. Несмотря на это, он оказался оцененным более чем в два раза выше первоначальной стоимости. Основные средства, находившиеся в колониях, совсем не нашли отражения в инвентариуме. В то же время в нем помещены очень скромные по суммам статьи: «недвижимое имущество» и «движимого имущества в Иркутске – карета, весы, три сундука и прочее – 662-50».
Нельзя не обратить внимания и на незначительные суммы затрат «промышленных». Эти суммы приобретают особенную выразительность при сопоставлении с другими статьями. Так, в перечне расходов имеется запись: «на содержание промышленных в Охотске и путевой провизии отправившимся на вышеописанном фрегате мореходам и промышленным 214434 3/4».
Почти рядом находится статья значительно более внушительных затрат на конторских служащих: «Из употребленных расходов, значущихся в ведомости с 1 мая по 1 января сего года с начала отбытия конторы и служителей из Иркутска и до прибытия обратно находящимся при конторе, яко то: бухгалтеру и писцам, прикасчикам и служителям – жалованья, прогонов и на трактамент, полагая 10.000».
В общем ознакомление с этим инвентариумом приводит к следующим выводам:
1.   Американская компанейская контора вошла в соединение с другими компаниями по инвентариуму от 2 января 1798 года.
2.   Он был составлен на основании счетных данных, свидетельствующих о том, что в Американской Компанейской конторе Шелихова и Голикова бухгалтерский учет велся при помощи счетных книг и на основании документов.
3.   Состояние инвентариума свидетельствует не только о сравнительно высоком уровне счетной культуры, отразившемся на отчетности Американской Компанейской конторы, но и о полном соответствии счетных приемов, применявшихся в Компании, тем приемам, образцы которых указаны в русской счетной литераторе XVIII века.
4. Тем не менее в инвентариуме наблюдаются и некоторые недочеты:
а) отсутствие учета основных средств компании, находившихся в колониях;
б) повышение оценки фрегата «Феникс» с 15.000 (первоначальная стоимость) до Руб. 31.592-60-1/4, что произошло не в силу переоценки, а, по-видимому, вследствие дополнительного включения в стоимость фрегата расходов, которые на самом деле не должны были влиять на стоимость судна;
в) включение в инвентариум недостающих 19 соболей (по своей цене на Руб. 144-40) без отнесения их стоимости на счет виновного лица и с предложением самим правителямрешить этот вопрос.
5. Отмеченные недочеты могут быть объяснены как особенностями хозяйственных установок частного предприятия, каким была Американская Компанейская Контора, так и неизбежным результатом хищнических приемов эксплуатации колониальных богатств. Учитывалось лишь то, что вывозилось из колоний для продажи, затраты же в колониях, не исключая вложения средств в капитальные сооружения, считались задержками производства.
Более сложным является следующий по времени инвентариум, составленный на 1 декабря 1799 года.
Этот документ относится уже не к предприятию Шелихова, а к Российско-Американской Компании и представляет тетрадь величиной в большой лист. На лицевой стороне имеется следующая надпись: «Копия. Инвентариум 1799 года госпоже компанионше российской империи дворянского достоинства Наталье Алексеевне Шелиховой». Весь инвентариум занимает двенадцать разворотов. На первом развороте вверху помещается подробное заглавие «Инвентариум или опись под высочайшим его императорского величества покровительством Российско-Американской Компании компанионов, учиненная в учрежденном Главном Иркутском Правлении всему имуществу, состоящему по компаниям Северо-Восточной, Северной Американской, Курильской, Уналашкинской и прочих яко то: в морских судах, валовых и суховых паях, подписных бобрах, денежных на промышленных долгах, отпущенных прикасчиками для производства коммерции товаров и во всех местах под управлением Главного Правления находящихся отпускных, наличных деньгах, векселях и товарах, недвижимом и движимом имуществе, долгах и прочем, которым капиталом Главное Правление сего декабря 1 дня 1799 г. за божиею помощью производство и торги начинает». В конце копии подпись: «бухгалтер Андрей Брянцев».
Кроме того, подпись бухгалтера скрепляет все двенадцать разворотов инвентариума. Левая и правая стороны каждого из разворотов разграфлены от руки красными чернилами. На каждой стороне надпись: налево – «дебет», направо – «кредит».
Инвентариум переписан и разграфлен весьма тщательно. Везде под колонками частных сумм проводится черта и итог выносится против этой черты в графу общих сумм. Наверху в каждой странице дебета и кредита имеется строчка транспорта, показывающая сумму с начала инвентариума. Внизу на каждой странице записывается постраничный итог. В кредите довольно много свободных страниц. Все они погашены прочеркиванием красными чернилами.
Так как на данной странице отсутствие записей вызывает отсутствие постраничного итога, то он заменяется транспортом, т.е. перечислением суммы на очередную страницу.
Инвентариум кончается на десятом развороте, дебет которого содержит записи, относящиеся к седьмому разделу, и заканчивается общим итогом и подписью бухгалтера.
На одиннадцатом развороте левая страница оставлена пустой, а на правой помещается начало объяснительной записки к некоторым статьям инвентариума. Она продолжается на обеих страницах двенадцатого разворота. Подписи под ней нет, но рукой бухгалтера Брянцева внизу помечено: «Декабря 1 дня 1799 года».
Значительная часть объяснительной записки относится к валовым паям. Она дана в следующей форме.
«Изъяснение на валовые паи, в инвентариуме значущиеся.
Главное Правление Компании поставляет долгом объяснить, сколько в каждой из промышленных компаний состоит валовых паев, в инвентариуме значущихся, и с которого именно времени производятся ими промысловые деятельности.
Первая компания Северо-Восточная Американская под управлением правителя и компаниона Баранова всего 218-3/4 валовых паев и с того числа сто пятьдесят (и) три четверти паев промыслы производят с мая месяца 1798 года, а шестьдесят восемь паев с октября месяца 1799 года.
Вторая компания Северная под управлением прикасчика Меркулова. Но оной девяносто три валовых пая Промыслы производят с Ноября месяца 1797 года».
Такие же «изъяснения» даны и по остальным пяти компаниям. Смысл их заключается в установлении твердых оснований для определения права участия акционеров в тех прибылях, которые должны были выявиться в будущем в результате деятельности компаний. На такое выявление результатов работы отдельных компаний по тогдашним временам, в особенности в тяжелых условиям работы в отдаленных и малоисследованных районах, при затрудненной навигации, – нужно было потратить очень много времени. А так как, кроме того, Российско-Американская Компания находилась во время составления данного инвентариума в периоде организационной перестройки, сильно осложненной борьбой среди членов директората, то конечно, точное выяснение всех условий работы каждой отдельной компании только облегчало всякого рода расчеты между «компанионами» и предотвращало возможность возникновения на этой почве осложнений и недоразумений.

Колонка Редактора

Постоянные авторы
Copyright Медведев М.Ю. © 2012-2024